wrapper

Новости - слайдер на главной

С середины 2011 года экономика Беларуси находилась в состоянии стагнации. Под стагнацией аналитики понимают состояние экономики, когда она демонстрирует положительные темпы экономического роста (выше нуля), но эти темпы ниже своего потенциала.

Для Беларуси, как развивающейся страны, потенциал роста составляет 4-5% в год. Например, если Беларусь по ВВП на душу населения по рыночному курсу (по данным МВФ) занимала в 2015 году 81-е место, то можно взять выборку стран, занимающих 70-90-е места, и имеющих сопоставимый с Беларусью уровень ВВП (сходную базу для расчета динамики), и рассчитать средние темпы экономического роста в этих странах. Получится 4-5%. Эту величину и можно принять в качестве потенциала роста для Беларуси. Если Беларусь при сопоставимом с этими странами уровне ВВП не демонстрирует аналогичных темпов роста, то она начинает отставать от них по уровню ВВП на душу населения.

Собственно это и происходит, начиная с 2011 года. Например, в 2013 году Беларусь по данным МВФ занимала 71-е место в мире по уровню жизни, а в ноябре 2015 году – уже 81-е место. Именно по причине стагнации, в которой находилась экономика Беларуси.

Однако стагнация, которая длилась четыре года, переросла в 2015 году рецессию (рис. 1). Под рецессией понимают состояние экономики, когда отрицательные темпы прироста ВВП наблюдаются более шести месяцев подряд. В этом случае считается, что это уже устойчивая тенденция, а не некие сезонные или циклические колебания.

 

 Рис. 1. Структура ВВП по составляющим спроса

Внутренний спрос сокращается. Причем, как инвестиции, так и потребление. Динамика структуры реального ВВП в первые три квартала 2015 года совпадала с той, которая была в третьем и четвертом кварталах 2011 года и первом квартале 2012 года (рис. 1). В этом смысле 2015 год напоминал 2011 год. Разница заключалась лишь в том, что в 2011 году внешний спрос на белорусскую продукцию был выше. Это было обусловлено девальвацией белорусского рубля по отношению ко всем валютам, включая российский рубль. В 2015 и начале 2016 года девальвация белорусского рубля по отношению к доллару и евро происходит в целом синхронно с аналогичной девальвацией российского рубля. Поэтому в отличие от 2011 года, в 2015 году и начале 2016 года внешний спрос на белорусскую продукцию на рынке Российской Федерации не такой большой, потому что она не  намного дешевле (если вообще дешевле) аналогичной российской продукции.

Вторая особенность состоит в том, что в настоящее время Беларусь одновременно переживает, и циклическую, и структурную рецессию, чего прежде не было.  Как известно, факторы экономического роста можно разделить на циклические и структурные. С помощью статистических методов фактические темпы роста ВВП можно разложить на циклическую и структурную составляющую роста, что позволяет увидеть вклад в общий рост как циклических, так и структурных факторов (рис. 2).

 

Рис. 2. Тренд и цикл реального ВВП

Как видно из рис. 2, с 2006 года в экономике Беларуси наблюдается падающая динамика структурной составляющей (движущей силы экономики, долгосрочного тренда) роста. Замедление роста структурной составляющей белорусские экономисты (Д. Крук, А. Долговечный, А. Чубрик) выявили достаточно давно, еще в 2011 году. Но благодаря росту циклической составляющей в 2007-2008, 2010-2011 гг., это не так заметно отражалось на общих фактических темпах роста. Согласно результатам исследования экспертов Евразийской экономической комиссии (А. Липин), вклад структурной составляющей в общий экономический рост в Беларуси в 2010-2013 гг. составлял 30%, а вклад циклической составляющей – 70%.

С 2011 года – началось замедление темпов роста и циклической составляющей. В конце 2014 года обе составляющие – и тренд и цикл – вошли в отрицательную область роста (рис. 2). В итоге, в 2015 году экономика Беларуси погрузилась в рецессию.

Тот факт, что Беларусь одновременно переживает, и циклическую, и структурную рецессию, говорит о том, что природа нынешнего кризиса отличается от тех, с которыми приходилось сталкиваться прежде. Сложность ситуации заключается в том, что для борьбы с циклической и структурной рецессией нужно использовать разные инструменты, которые могут вступать в противоречие. Для преодоления структурной рецессии нужно проводить структурные (институциональные) реформы, первыми этапами которых должны идти либерализация и макроэкономическая стабилизация, требующие проведения жесткой денежно-кредитной политики. Для преодоления циклической рецессии нужно стимулировать внутренний спрос за счет смягчения денежно-кредитной политики. Поэтому в данном случае важно определиться с очередностью: сначала предстоит вылечить одну болезнь, и затем приступать ко второй.

По мнению аналитика CASE Belarus Владимира Акулича «нужно начать с проведения структурных реформ, устранив в первую очередь сложившиеся архаичные механизмы неэффективного распределения ограниченных ресурсов, и только затем можно вернуться к политике смягчения, имея уверенность в том, что на этот раз ресурсы достанутся тем, кто сможет обеспечить их эффективное использование».

Как отмечал эксперт BEROC Дмитрий Крук: «в случае отсутствия структурных реформ в ближайшие годы темп роста не превысит 2-3%, даже в случае возобновления роста циклической составляющей ВВП. В случае же проведения структурных реформ, В Беларуси установятся темпы роста ВВП по 7% в год на протяжении 10-ти лет».

Пока не принимается существенных мер, ни в отношении структурной, ни в отношении циклической составляющих роста, рецессия угрожает перерасти в депрессию. Под депрессией понимается состояние экономики, которая по несколько лет находится в рецессии, и когда, к бизнесу и населению приходит ощущение безвыходности из состояния перманентного кризиса.  В качестве последних примеров можно привести Грецию и Бразилию.

В январе текущего 2016 года ВВП сократился на 4,3%. Всемирный банк прогнозируют снижение ВВП Беларуси в 2016 году на  минус 1%, МВФ – минус 0,1%, а Исследовательский центр ИПМ – 0%. Аналитик CASE Belarus Владимир Акулич полагает, что «Минус 4,3% в январе по ВВП – это предсказуемо. Это эффект высокой базы января прошлого 2015 года. Ведь падение на уровне 3% и больше в прошлом году произошло только с апреля месяца. А в январе было еще – минус 0,4% , а инвестиции вообще росли на 4,5%. В феврале ВВП сократится также на уровне 4%, а вот в марте будет уже в районе минус 2%, а в апреле – в районе минус 1,2% и далее так будет до конца года. По итогам года будет в районе – минус 1%. Замедление падения темпов ВВП Совмин объяснит улучшением ситуации, своей хорошей работой, будут заявления, что кризис уже проходит. Но в действительности, просто пока экономика адаптировалась к новым ценовым условиям, и если новых условий не наступит, то она просто будет находиться на одном уровне, когда закончится эффект базы. А закончится он в апреле».

 

Автор: Виктория Смоленская 

Источник: ЭКОНОМИКА.BY

Tagged under
  • ,

Leave a comment

Миссия

Продвигать аналитику для информирования и выработки доказательной политики, адвокатировать развитие частного сектора.

Портал ЭКОНОМИКА.BY

О портале

For using special positions

http://ekonomika.by

For customize module in special position

http://ekonomika.by

Template Settings

Color

For each color, the params below will give default values
Blue Green Red Radian
Select menu
Google Font
Body Font-size
Body Font-family