wrapper

Новости - слайдер на главной

14-01-38Экономический рост отражает больше количественную сторону изменения экономической активности, а экономическое развитие – качественную сторону экономической активности населения и субъектов хозяйствования.

Не всякий экономический рост может быть хорошим.

Можно выпускать товары низкого качества, можно выпускать много вынужденных товаров (страхование, МЧС, армия, бумажная экономика), можно форсировать темпы экономического роста, что способно привести к нарушению макроэкономической стабильности.

Наконец, в национальной экономике, где из бюджета страны оказывается господдержка коммерческим субъектам хозяйствования, возможен и неэффективный экономический рост. Это когда продукция производится в убыток, вложенные затраты не окупаются. Такой экономический рост не способен повысить уровень жизни населения.

Можно сказать и так, что экономическое развитие показывает качество экономического роста. То есть, ведет ли (обеспечивает ли) имеющийся экономический рост к экономическому развитию, а именно к улучшению уровня и стандартов жизни населения.

То есть когда говорят об экономическом росте, то во многом речь идет об экономической активности в стране, об условиях для ведения бизнеса, для мотивации работников. Когда же говорят об экономическом развитии, то во многом речь идет об обеспечении качества и стандартов жизни людей.

В 2005 г. мной была написана статья «Рост ці развіццё? Беларуская гаспадарка праз прызму тэорыі нобелеўскага лаўрэата Саймана Кузняца (Наша Ніва, 2005, №12)», где была попытка дать ответ на вопрос: наблюдается ли помимо экономического роста в Беларуси экономическое развитие. Эта статья доступна на персональной странице в Галерее экономистов.

Концепция устойчивого развития

Появилась в результате объединения трех основных точек зрения: экономической, социальной и экологической. Ее основные положения были сформулированы в одном из основных документов Конференции ООН по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро, 1992 г.) «Повестке дня на XXI в.».

Данная концепция имеет ряд слабых мест с точки зрения научной обоснованности. Так, она выступает против идей и ценностей традиционной экономики, основанных на максимизации прибыли, максимальном удовлетворении потребителей, максимизации благополучия людей, устранении недостатков рынка путем проведения соответствующей государственной политики.

Эта концепция представляет собой классический пример непонимания представителями других отраслей знаний (физиками, экологами, и др.) сути понятия «прибыль» и ее роли в рыночной экономике как одного из источников благосостояния и богатства.

Ошибочность положения о том, что «максимизация прибыли и удовлетворение потребителей в конечном итоге приведет к истощению природных и социальных ресурсов». Как раз получение прибыли является главной мотивацией для самых активных и целеустремленных людей к действиям.

Это стремление толкает вперед развитие экономики, способствует производству новых товаров, работ, услуг, техники и технологий, что в свою очередь обеспечивает рост производительности труда и высвобождение рабочей силы из промышленности в сферу услуг, давая возможность появиться различным экологам, и др., которые начинают ставить под сомнения отдельные элементы рыночной экономики (например, пользу максимизации прибыли). Именно максимизация прибыли дает шанс создать и внедрить новые технологии, которые решат проблему истощения полезных ископаемых, например нефти и газа. Подрыв же главной двигающей силы рыночной экономики сокращает шансы на решение подобных проблем в будущем.

В концепции устойчивого экономического развития существует пока одна нерешенная проблема – не известно до конца какими показателями измерять это устойчивое развитие.

Еще один вариант концепции устойчивого развития – это Ноосферная модель экономического развития

Одним из ее авторов и проповедником в Беларуси является академик, доктор экономических наук П.Г. Никитенко. Среди остальных экономистов в Беларуси эта концепция не так популярна. Можно даже сказать, что она вызывает некоторую иронию.

Научным фундаментом Модели ноосферного экономического развития во многом выступает учение В.И. Вернадского о ноосфере. Обобщая с позиции натуралиста человеческую историю, В.И. Вернадский сделал вывод о том, что «человечество в ходе своего развития превращается в новую мощную геологическую силу, своей мыслью и трудом преобразующую лик планеты. Соответственно, оно в целях своего сохранения должно будет взять на себя ответственность за развитие биосферы, превращающейся в ноосферу, а это потребует от него определенной социальной организации и новой, экологической и одновременно гуманистической этики».

Концепция ноосферного экономического развития также имеет слабые места с научной точки зрения. Она основана на явном преувеличении о возможностях «человеческого разума» и «человеческой воли», на недопонимании сложности экономической действительности, не говоря уже о сложности устройства природы. Даже, чтобы понять устройство человека, и то вряд ли хватит в будущем знаний. Не говоря уже о понимании происхождения вселенной и места человечества в ней.

Обычно самые умные рассудительные люди приходят как раз к осознанию, что человеческому разуму даже не под силу вмешаться в рыночную экономическую систему, которая возникла в ходе естественной эволюции, а не говоря уже о приручении природы. Для последнего случая можно, привести пример с осушением болот в Беларуси.

Всемирный банк понимает устойчивое развитие несколько по-другому

Устойчивое развитие – это достижение такого экономического роста, которое идет не в разрез с накоплением человеческого и социального капитала. С таким подходом трудно не согласиться. Более того, он актуален и полезен для Беларуси, поскольку для Беларуси как раз характерно достижение экономического роста любой ценой, даже в ущерб развитию социальных сфер экономики – здравоохранения, образования, культуры, которые с советских времен (с 1930-х гг.) как правило финансируются из госбюджета по остаточному принципу.

На что указывает динамика показателя ВВП?

Динамика ВВП используется для оценки состояния рыночной экономики страны. Рост ВВП означает, что страна получила дополнительные доходы, которые распределились в виде дополнительных доходов у населения и дополнительных инвестиций в экономику страны.

С другой стороны, в тех странах, где показатель ВВП из прогнозного превращается в плановый, приобретает политизированный характер и преподносится народу для оправдания правильности проводимой экономической политики, он теряет свою аналитическую функцию. В некоторой степени (особенно, начиная с декабря 2003 г. это относится и к Беларуси).

Существует ряд заблуждений по поводу роста ВВП, которые особенно характерны для авторитарных стран, так как там традиционно политизируется значимость данного показателя. В этих странах он, как правило, искажается, его рост преподносится как правильный курс проводимой экономической политики и эффективность выбранной экономической модели. Причем через некоторое время вместе с народом в магическую силу этого показателя, как правило, начинают верить и сами лидеры этих авторитарных стран.

Три самых распространенных заблуждения относительно роста ВВП выглядят так:

1. Валовой внутренний продукт – верный показатель того, насколько мы богаты.

2. Валовой внутренний продукт – свидетельство того, как мы работаем.

3. ВВП говорит о том, насколько хорошо мы живем.

Прибегнем к обширной цитате из книги: «Кремер В., Тоенклер Г. ЛЕКСИКОН ПОПУЛЯРНЫХ ЗАБЛУЖДЕНИЙ. 500 ложных мнений, логических ошибок и предубеждений. М.: КРОН-ПРЕСС. 2000», чтобы дать описание этим заблуждениям относительно роста ВВП:

1. Валовой внутренний продукт – верный показатель того, насколько мы богаты.

Принято считать, что ВВП является самым верным мерилом успеха, богатства и экономической мощи нации. В Германии (по всем землям) он составил 2400 миллиардов марок, или, другими словами, 39 тысяч марок на одного жителя ФРГ – больше, чем почти во всех других странах мира. Доход на душу населения больше только в Швейцарии, Японии и США, а также в некоторых небольших государствах, таких, как Норвегия, Кувейт или Люксембург. Скажем, в Великобритании, Франции, Италии эта цифра будет ниже.

Немцы очень гордятся своим валовым национальным продуктом и своим благосостоянием. А между тем считать ВВП мерилом чистого производства и экономичности хозяйственной деятельности было бы большой ошибкой.

Прежде всего: ВВП измеряет объем производства и косвенным образом доходы населения, но не его богатство. Другими словами, ВВП говорит о том, что нового добавилось в товарном богатстве страны, но не говорит о том, что уже было. А каждый хорошо знает, что доход и состояние – очень даже различные вещи. Большинство крестьян ФРГ имеют небольшой доход, но обладают большим состоянием, в то время как о рабочих, как правило, можно сказать обратное – их доходы выше, но состояние намного скромнее.

Это наблюдение верно и при сравнении с другими странами – типичный житель прекрасной Франции в среднем состоятельнее немца, хотя его средний доход ниже. Дело в том, что состояние француза не подвергалось таким потрясениям в виде войны или инфляции, как у немцев.

2. Валовой внутренний продукт – свидетельство того, как мы работаем.

ВВП не говорит ни о том, как мы богаты, ни о том, насколько хорошо мы работаем. Ведь в этот показатель входит только часть товаров и услуг, произведенных народным хозяйством, и главным образом таких, которые можно приобрести за деньги: автомобили, дороги, стиральные машины, продукты питания, мазут, поездки на такси, услуги населению, оказанные частными врачами, больницами, банками, почтой.

Большое преимущество такого подхода состоит в том, что мы получаем возможность

суммировать, так сказать, яблоки и сливы: одна тонна яблок по 4 марки и 2 тонны слив по 3 марки дают в сумме 1 х 4000 + 2 х 3000 = 10 000 марок. Недостатком этого подхода является то, что за бортом остается все, что нельзя измерить деньгами. Сюда, скажем, не входят зимние шины, которые человек сам заменил на своем «фольксвагене» на летние, или ремонт квартиры своими руками, или рукопись, которую напечатал сам писатель, или часы, которые мастер починил для себя. Другими словами, все, что делается для себя, вместо того чтобы быть сделанным за оплату другим, в понятие ВВП не входит. Если попросить соседа починить электроутюг и заплатить ему определенную сумму, эта оплата войдет в ВВП. Если же вы сами починили утюг, на ВВП это не отразится.

Еще один сектор экономики, который не отражается в статистических справочниках, – это так называемая «теневая экономика». Если в стране А каменщик кладет стену за 1 тысячу марок и платит налоги с этой тысячи, ВВП увеличивается на 1 тысячу марок. Если в стране Б та же работа выполняется, как мы говорим, за «черный нал», то, вообще говоря, ВВП тоже увеличился, но статистически эта сумма пройдет незамеченной.

Считается, что в развитых странах теневая экономика составляет примерно 10 процентов. Полагают, что она сильнее всего развита в Швеции и Италии, слабее всего (4,1 и 4,3 процента) в Японии и Швейцарии. Федеративная Республика Германия с ее 8,6 процентами, приходящимися на долю теневой экономики, лежит где-то посредине. При ВВП в 2,4 триллиона марок это, как-никак, более 200 миллиардов, и, таким образом, официальная статистика отражает, соответственно, лишь объем, уменьшенный на данную сумму.

Вполне законная, но, как правило, неоплаченная работа домашних хозяек также не входит в официальные данные. Домохозяйки моют посуду, варят еду, чистят ковры, воспитывают детей, ухаживают за больными родственниками – и все это бесплатно. Если в ВВП включить и эти «даровые» услуги, он сразу вырос бы почти вдвое. Или, другими словами, чем больше услуг мы оказываем по-свойски родственникам и знакомым, тем меньше официальный ВВП. Чем больше товаров и услуг оказывается посчетам, тем он больше.

3. ВВП говорит о том, насколько хорошо мы живем.

Показатель ВВП не говорит ни о том, насколько мы богаты, ни о том, как мы работаем, ни о том, как хорошо нам живется.

Можно предположить, что во многих странах люди, несмотря на то что ВВП на душу населения у них меньше, чем в Германии, материально живут не хуже, чем немцы (мы уже не говорим о нематериальных категориях – счастье и хорошем самочувствии, которые деньгами и вовсе не измерить).

Дело в том, что, наряду со статистикой, ВВП несет с собой еще две большие проблемы. Во-первых, он подсчитывает только товары, за которые мы должны работать, но не те, которые мы получаем бесплатно. Если люди живут в жаркой стране, где для обогрева жилища не нужно ни газа, ни угля, ВВП сразу же (при прочих равных условиях) становится меньше по сравнению со странами, отличающимися суровым климатом, где от людей требуется расходовать большие средства, чтобы не замерзнуть зимой. А в раю ВВП равнялся бы нулю. Во-вторых, в выражении ВВП недостаточно проводится различие между товарами, которыми мы можем пользоваться, и так называемыми «полуфабрикатами», которые необходимы для изготовления другого товара. Ведь нас в конечном счете интересует, что мы можем использовать и что пригодно для инвестиций. Что же касается использованного при этом сырья и полупродуктов, то потребителю это неинтересно. Если Робинзон Крузо на своем необитаемом острове получает урожай пшеницы в 3 центнера, но оставляет один для посева на следующий год, то его валовой продукт составляет только два центнера. На практике отслеживание этого параметра сильно затруднено. Скажем, усилия полиции, суда и пожарных сами по себе нас не интересуют, напротив, лучше всего было бы, если бы ничто не горело, а все люди вели себя как ангелы. Таким образом, работа судейских, пожарных и полиции – так сказать, полупродукт, необходимый для нормального функционирования общества. Их вклад в наше благосостояние ощущается только в экстремальных ситуациях, они нужны для обеспечения того, что необходимо нормальному человеку, – мира, надежности, порядка. И все же в статистике услуги такого рода социальных институтов причисляются к ВВП. По той же технологии землетрясения, ураганы, наводнения, катастрофы с нефтеналивными судами, которые заливают и загрязняют берега и наносят огромный ущерб окружающей среде, увеличивают валовой национальный продукт. Ведь работа спасателей и рабочих полностью засчитывается в валовой сумме, хотя, конечно же, выполненные ими работы даже в лучшем случае не компенсируют полностью нанесенный ущерб.

По улицам американских городов патрулируют тысячи полицейских машин, чтобы не дать «свободным» гражданам Америки поубивать друг друга. Стоимость полицейской службы входит в зачет национального валового продукта, и чем больше полицейских машин на дорогах, тем больше ВНП. Соответственно в таких спокойных странах, как Швеция или Финляндия, полиции мало и ВВП за счет этого меньше, хотя, конечно же, финны и шведы на это не жалуются» (конец цитаты). Источник: Кремер В., Тоенклер Г. ЛЕКСИКОН ПОПУЛЯРНЫХ ЗАБЛУЖДЕНИЙ. 500 ложных мнений, логических ошибок и предубеждений. М.: КРОН-ПРЕСС. 2000.

Может ли в погоне за ростом ВВП вся страна угодить в «ловушку бедности»?

Почему нет, конечно может. Например, когда руководство страны нацелено на увеличение ВВП любыми путями и средствами, а про качество этого произведенного ВВП забывается. Можно, например, подталкивать население к покупке отечественных менее дорогих, но и менее качественных товаров. Эти товары чаще ломаются, быстрее выходят из строя. В итоге, населению приходится чаще их покупать, попадая в ситуацию, которая точно описывается пословицей «скупой платит дважды». Но зато отечественная экономика получает заказы на производство новой продукции, растет ВВП.

Если немного переиначить пример Дж.М. Кейнса, то можно было бы сказать, что например, в одну из шахт под Солигорском можно вкинуть часть золотовалютного запаса Беларуси, затем засыпать эту шахту городским мусором, и предоставить частной инициативе – добыть это золото и валюту. Это будет высокорентабельный бизнес, компании возьмутся за дело, создадут новые рабочие места, будут уплачивать налоги в бюджет, и наконец, своей деятельностью обеспечат прирост ВВП. Только вот очевидно, что это самая настоящая «ловушка бедности», так как подобная деятельность не повысит богатство и благосостояние населения страны. Это крайний пример, но подобных ситуаций можно привести множество. Например, положили трубы, которые в Германии пролежат 50 лет, а в Беларуси – из-за их более низкого качества – 20 лет. Через 20 лет нам придется эти трубы менять, будет создаваться ВВП, но прироста богатства от этих действий не будет. Точно так – со строительством и ремонтом дорог, жилья, и т.п. Действует это и применительно к так называемой «бумажной экономике», засилье которой наблюдается в Беларуси. Каждый чиновник, руководитель или секретарский работник думает, что он качественно делает свою работу, добиваясь высокого качества отчетов о проделанной другими сотрудниками работе, хотя на самом деле способствует тому, что загоняет экономику в «ловушку бедности». Работники, которые занимаются производством реальной продукции вынуждены тратить время, которое можно было бы использовать на увеличение реального производства продукции, тратят массу средств на пустые поездки, и т.п. Иными словами, чем более «качественно» поставлена работа статистов, тем глубже экономика погружается в «ловушку бедности» (выдержка из интервью: Акулич В. Ловушка бедности: https://ekonomika.by/obzor-glavnoy-stranitsi/akulich-dlya-mnogich-liudey-rabota-ne-tolko-ne-iskliuchaet-no-dazhe-usugublyaet-bednost)

 

Автор: Владимир Акулич

Источник: Блог экономиста В.Акулича

 

Tagged under
  • ,

Leave a comment

Миссия

Продвигать аналитику для информирования и выработки доказательной политики, адвокатировать развитие частного сектора.

Портал ЭКОНОМИКА.BY

О портале

For using special positions

https://ekonomika.by

For customize module in special position

https://ekonomika.by

Template Settings

Color

For each color, the params below will give default values
Blue Green Red Radian
Select menu
Google Font
Body Font-size
Body Font-family