wrapper

Новости - слайдер на главной

За 2015-2017гг. (январь-август) ВВП Беларуси снизился на 7%, реальные денежные доходы населения – на 18,8%. Инвестиции в основной капитал упали на 44%. А без инвестиций ВВП расти не будет. Темпы роста ВВП за этот период были около нуля. По прогнозами российских ученых и специалистов МВФ в Беларуси и России ожидаются близкие к нулю темпы роста ВВП. В Беларуси положение хуже, чем в России. Валовой внешний долг страны за последние 10 лет вырос с 18% до 77% ВВП. Его обслуживание в 2016 году, например, составило около 16% ВВП. Чтобы вовремя выплатить долги правительство берет займы под высокие проценты. И влезает, тем самым, в финансовую пирамиду.

В России и правительство и экспертное сообщество осознают, что необходима модернизация. Но расходятся во взглядах на содержание этой модернизации. В России модернизация упирается в «… консервативный авторитаризм, фактически ликвидировавший разделение властей и исключающий возникновение значимой оппозиции, - пишет К. Микульский, член российской Академии наук, - слияние власти и собственности при превращении государственных функций в самый важный «капитал», с которого бюрократия получает административную ренту, широкая криминализация государственных органов и всего общества и многое другое. Если не начать переделку такой общественной системы, будет невозможно на деле развернуть модернизацию в полном масштабе и в точном смысле этого понятия, и, следовательно, будет невозможно сделать Россию современной развитой страной».

Но либеральная концепция модернизации противоречит интересам правящей в России группировки и, весьма вероятно, не будет осуществлена в ближайшие годы.

А вот в Казахстане президент Назарбаев уже более 2-х лет осуществляет либеральный «План нации - 100 конкретных шагов по реализации пяти институциональных реформ». Каждый «шаг» это конкретное мероприятие, например: «Введение в рыночный оборот земель сельскохозяйственного назначения» или «Поэтапный переход на английский язык обучения в системе образования - в старшей школе и вузах».
В «Плане нации» отсутствует слово «демократия». Но вместо этого 19 шагов из 100 направлены на «Обеспечение верховенства Закона», что соответствует движению в сторону республики как воплощения конституционного либерализма. При этом демократия не является необходимым элементом республики, хотя народное представительство допускается при наличии системы сдержек и противовесов. Это и есть «либеральная демократия». А вот страна, в которых формально есть демократия, т. е. выборы, разделение властей и т.д., но где государство оказалось выше общества, демократия – выше конституционализма, а равенство – выше свободы, -- это страны с нелиберальной демократией. На начало нового тысячелетия таких стран было 50% от всех стран мира. К этим странам относится и Беларусь.

«План Назарбаева» может быть использован при формировании платформы либерального крыла белорусской оппозиции.

В отличие от России и Казахстана власти в Беларуси не предъявляют запрос на модернизацию страны. Слово «модернизация» как то не звучит в стране где годовщина революции 1917 года отмечается как государственный праздник, а слово «тунеядец» звучит более ругательно, чем «гомосексуалист» в России. К модернизации в Беларуси призывают лишь малый бизнес и оппозиция.
Оппозиция требует восстановления свободных и честных выборов с ее участием и контроля над результатами голосования, призывает массы «выйти на улицы» в знак протеста против снижения уровня жизни.

А если состоятся выборы без подтасовки результатов или мощные протесты, которые приведут к отставке президента, то кого выберут массы? Ведь массы не восстают в защиту частной собственности и рыночной экономики.

И сегодня социологические опросы показывают противоречивость высказываний белорусов. На словесном уровне они поддерживают демократические ценности и рынок (не всегда понимая их содержание). Но глубоко в подсознании масс укоренены ценности малой группы и уравнительная справедливость : нужен сильный лидер, государство, а не они сами должно обеспечить квартиру или провести реформы, легче верблюду пройти в игольное ушко, чем богатому в рай, частная собственность не нужна и т.д. Да и животный инстинкт повиноваться вожаку стада тоже может сработать в народе в трудный для общества момент.

Еще Аристотель был против демократической формы правления. Он считал ее не защищенной от невежественных демагогов и способствующей экспроприации собственников. "Дискредитация демократии – писал Аристотель, - дело рук самой демократии. Именно демократические политики (демагоги) повинны в том, что решающее значение представляется не законам, а постановлениям народа, так как демагоги отдают на его решение все. И выходит так, что демагоги становятся могущественными вследствие сосредоточения верховной власти в руках народа, а они властвуют над его мнениями, так как народная масса находится у них в послушании». Тем более легко оболванить массы в эпоху средств массовой информации.

Современность подтверждает опасения Аристотеля. В книге испанского философа «Восстание масс» вышедшей в Мадриде в 1934г Ортега-и-Гассет показал, что беды 20-го века порождены предоставлением в 1930 году всеобщего избирательного права широким массам, которые потом привели к власти фашистов и коммунистов в ряде европейских стран.

В последние десятилетия в научном сообществе укрепились представления, что либеральная демократия возможна только в странах с высоким уровнем дохода на душу, когда человек не отягощен заботами о пропитании семьи или о крыше над головой. Тогда у него развиваются духовные потребности, развивается чувство собственного достоинства, потребность самовыражения, стремление к свободе. Либеральная демократия возможна только в постиндустриальных странах мира, где уже создан 3-й класс – носитель ценностей либерализма.

Сегодня ученые все больше сходятся во мнении, что основным фактором, содействующим или противодействующим развитию страны в сторону рынка и либеральной демократии, являются ценности культуры, определяемые влиянием преобладающей в обществе религии. Более всех религий содействуют общественному прогрессу протестантизм, иудаизм и конфуцианство. В десятку наиболее богатых, конкурентоспособных и наименее коррумпированных стран мира входят протестантские страны Северной Европы (Норвегия, Финляндия, Швеция, Финляндия), Великобритания, Швейцария и страны, созданные переселенцами из этих стран (США, Австралия, Новая Зеландия). К развитым странам уже примкнула Эстония, основной религией которой был протестантизм. Пребывание в светском СССР несколько ослабило влияние религии, но культурные ценности, сформированные когда-то под влиянием протестантизма, оказались достаточными для перехода власти на много лет к либералам, которые осуществили уверенный переход Эстонии к рынку и демократии после распада СССР (еще до вступления в ЕС).

(Трудно сказать как сложился бы переход к рынку и демократии в католической Литве или в католико-протестантской Латвии. Но главным фактором перехода к рынку и демократии там стало стремление вступить в ЕС, чтобы обезопасить себя от притязаний России. На примере этих стран, кстати, белорусы могут учиться видеть, как надо обучать людей демократии. Например, выборы даже в местные органы власти происходят по партийным спискам, местные власти после укрупнения наделены источниками финансирования и т.д. )

Социологи отмечают, что в протестантских странах наблюдается наиболее высокий радиус доверия между людьми. Здесь доверие распространяется не только на членов своей семьи или друзей. Поэтому здесь люди не жульничают в бизнесе, добровольно платят налоги, не скрывая своих доходов, перечисляют деньги на благотворительность даже жителям других стран.

Этот высокий радиус доверия, как показал Ф. Хайек, возник из потребностей торговли уже между колонистами древней Греции. В средневековье международная торговля бурно развивалась в западном мире. Но только в Северо-Западной Европе 500 лет тому назад возник протестантизм, который перестал «изгонять торговцев из храма» и поддержал «этику расширенного порядка», т.е. этику, которая содействовала развитию капитализма и демократии.

Русский писатель Куприн, навестивший протестантскую Финляндию в 1907 году (в то время – провинция России), был поражен открытостью и доброжелательностью финнов, их уважительным отношением к детям, тем, как общины сообща строят для них просторные школы, и т.д. И он приводит яркий пример как отличается поведение людей из страны с большим радиусом доверия и с незначительным радиусом доверия (рассказ «Немножко Финляндии». Действие происходит в финском городке, когда Куприн возвращался в Россию после посещения Финляндии.)

«…Назад мы возвращались поздно ночью. Около одиннадцати часов поезд остановился на станции …, и мы вышли закусить. Длинный стол был уставлен горячими кушаньями и холодными закусками. Тут была свежая лососина, жареная форель, … по краям стола возвышались горками … тарелки, … ножи и вилки …

Каждый подходил, выбирал, что ему нравилось, закусывал, сколько ему хотелось, затем подходил к буфету и по собственной доброй воле платил за ужин ровно одну марку… Никакого надзора, никакого недоверия. Наши русские сердца, так глубоко привыкшие…, ко всеобщему мошенничеству и подозрительности, были совершенно подавлены этой широкой взаимной верой. … С нами ехали два подрядчика по каменным работам (россияне- Л. З.) … Надо было послушать, как они издевались над бедными финнами.

- Вот дурачье так дурачье. Ведь этакие болваны, черт их знает! Да ведь я, ежели подсчитать, на три рубля на семь гривен съел у них, у подлецов... Эх, сволочь! Мало их бьют, сукиных сынов! Одно слово - чухонцы.

А другой подхватил, давясь от смеха:

- А я ... нарочно стакан кокнул, а потом взял в рыбину и плюнул.

- Так их и надо, сволочей! Распустили анафем! Их надо во как держать…»

«В простонародности и коренится залог прочного, крепкого хозяйственного будущего Финляндии» - сделал вывод Куприн. Он не ошибся.

А вот пример из рассказа Глеба Успенского, который показывает небольшой радиус доверия среди жителей России.

….Однажды летом Успенский жил в Новгородской губернии в деревне, главным доходом которой была продажа сена. Летом сено нельзя было вывезти, так как дорога проходила через болото. Из-за этого доходы жителей снижались в 3-4 раза. Двадцать шесть дворов, из которых состояла деревня, могли бы засыпать это болотце за два воскресенья. Крестьянин Ермолаич, с которым Успенский говорил о том, как легко жители деревни могли бы улучшить свое положение, исправив дорогу, ответил на это: "Захотели вы с нашим народом! Нешто наш народ присогласишь?".

 

В 2012 г. по уровню доверия Россия занимала 24-е место среди 29 стран Европы, Финляндия -3, Эстония- 8, Литва -17, Латвия-22. Отметим, что у российской молодежи радиус доверия выше, чем в среднем по России. Беларусь в этом списке отсутствует, но по этому показателю белорусы близки к россиянам.

Иудаизм и этика конфуцианства также содействует развитию рыночной экономики и демократии. Несколько «тигров» Юго-Восточной Азии уже вошли в ОЭСР. Уверенно продвигаются к рыночной экономике Китай и Вьетнам.

Культурные ценности, сформированные под влиянием православия (и в меньшей степени католичества), не содействуют продвижению стран в семью развитых стран мира. (см. Лоуренс Харрисон « Евреи, конфуцианцы и протестанты. Культурный капитал и конец мультикультурализма». М. 2016). Но это не фатально для Беларуси, поскольку движущей силой перехода к рыночной экономике и к более совершенной модели политического устройства – конституционному либерализму- может быть осуществлен не выбором народа, а установлением авторитарного режима (более подробно см. Фарид Закария «Будущее свободы: Нелиберальная демократия в США и за их пределами». М. 2004).

После 2-ой мировой войны практически все известные примеры успешного перехода к рыночной экономике и либеральной демократии происходили при авторитарных режимах (Сингапур, Ю. Корея, Тайвань, Чили). Например, даже Китай, который говорит о строительстве социализма, успешно осуществляет рыночные реформы, и в Компартии Китая уже больше сотни миллиардеров.

Отметим, что и сегодня в Беларуси авторитарный режим. Но это – левый режим. Мы же говорим о правом авторитаризме. При левом авторитаризме продолжится рост бедности и напряженности в обществе. Вероятность перехода к правому авторитаризму будет нарастать. Но если такой переход будет задерживаться, то в этом надо будет упрекать белорусские элиты, а не народ.

Весьма вероятно, что без модернизации страны обнищание народа будет продолжаться, а нестабильность в обществе будет нарастать. Общество может подойти к точке бифуркации («низы не хотят, верхи не могут»). В такой ситуации возможны различные исходы, в том числе и маловероятные. Например, известно публичное заявление Ленина в январе 1917 года в Швейцарии, что он не рассчитывает дожить до грядущей революции, но что её увидит молодёжь.

Автор: Леонид Злотников

Источник: charter97.org

Перепечатано с согласия автора

Фото на заставке к новости: euroradio.fm

Leave a comment

Миссия

Продвигать аналитику для информирования и выработки доказательной политики, адвокатировать развитие частного сектора.

Портал ЭКОНОМИКА.BY

О портале

For using special positions

http://ekonomika.by

For customize module in special position

http://ekonomika.by

Template Settings

Color

For each color, the params below will give default values
Blue Green Red Radian
Select menu
Google Font
Body Font-size
Body Font-family