wrapper

Новости - слайдер на главной

Экономика других стран

Экономика США: Это не "фискальный обрыв", это бомба

10-10-14Угроза для экономики США состоит вовсе не в том, что страна не сможет достаточно сократить дефицит бюджета, а, наоборот, в том, что его снижение может быть чрезмерным, утверждает нобелевский лауреат Пол Кругман в своей традиционной колонке в The New York Times.

Трудные времена настали для ярых борцов с бюджетным дефицитом, которые правили бал при политических дискуссиях в США на протяжении почти трех лет. Конечно, можно было бы им посочувствовать, если бы они не были виноваты в том, что отвлекли внимание общественности от истинной причины слабого восстановления экономики, поспособствовав, таким образом, поддержанию крайне высокой безработицы.

Что изменилось? По крайней мере, кризис, который они пророчили, так до сих пор и не наступил.

Инвесторы продолжают вкладывать средства в гособлигации США, способствуя снижению процентных ставок до минимальных отметок. Внезапно выяснилось, что угроза для экономики США состоит вовсе не в том, что страна не сможет достаточно сократить дефицит бюджета, а, наоборот, в том, что его снижение может быть чрезмерным.

Таким образом, "фискальный обрыв", для которого лучшее название "бомба экономии": повышение налогов и сокращение расходов, ожидающиеся в конце года, – это совсем не то, что нужно американской экономике, которая все еще находится в тяжелом состоянии.

Учитывая эти факторы, движение "ярых борцов с дефицитом бюджета" частично утратило свою пробивную силу. А движение это, кстати, приняло облик многоголового дракона: оно состоит из множества организаций, которые при ближайшем рассмотрении получают финансирование и управляются практически одними и теми же людьми. Если поискать информацию об этих организациях, то станет понятно, например, что во многих из них ключевую роль играет миллиардер Питер Питерсон.

Однако активисты "антидефицитного движения" не сдаются. Теперь новая организация под названием Fix the Debt проводит кампанию в поддержку сокращений программ социального обеспечения и медицинской помощи Medicare, делая акцент на основном принципе, заключающемся в более низких налогах.

Стоит заметить, что этот основной принцип и акцент на нем имеют большой смысл для ряда крупных корпораций от Goldman Sachs до UnitedHealth Group, которых привлекли к процессу и которым выгодны налоговые льготы. Да, жертвы – это удел простого народа.

Так надо ли всерьез принимать попытки этих "антидефицитников"? Нет. Кроме лицемерия со стороны этих людей, оказывается, что они еще и заблуждаются в оценке происходящего. Правда в том, что на фундаментальном экономическом уровне вся эта кризисная "сказка", которой они пытаются торговать, вообще не имеет смысла.

Нам уже много раз рассказывали такую историю: предположим, что день ото дня инвесторы будут утрачивать веру в способность Америки справиться со своими бюджетными ошибками. И когда вера полностью исчезнет, будет большой сброс казначейских облигаций, процентные ставки взлетят до небес и экономика США скатится в новую рецессию.

Многие верят в это, ведь, грубо говоря, именно это и произошло с Грецией. Но США – это не Греция, и практически невозможно, что такое может произойти со страной в текущих условиях.

У США есть своя собственная валюта, и почти весь долг – государственный и частный – номинирован в долларах. Таким образом, правительство страны в отличие от правительства Греции просто не может остаться без денег. Кроме всего прочего, они могут и напечатать деньги.

В результате практически нет никакого риска, что Америка объявит дефолт по своему долгу. Я бы даже сказал, что риска нет вообще, если бы не вероятность того, что республиканцы могут снова попробовать взять нацию в заложники при помощи вопроса с потолком госдолга.

Но если правительство США будет печатать деньги для оплаты своих обязательств, не приведет ли это к инфляции? Нет. Нет, если экономика находится в угнетенном состоянии.

Правда, инвесторы все-таки начнут ждать ускорения инфляции через несколько лет. Они также могут спровоцировать снижение курса доллара.

Но оба эти фактора в текущей обстановке скорее помогут экономике США, чем навредят ей: ожидание ускорения инфляции заставит корпорации и домохозяйства тратить деньги, а слабый доллар благоприятно отразится на экспортной составляющей экономики. Неужели в прошлом так и не произошло ни одного похожего кризиса, прогнозируемого активистами движения борьбы с бюджетным дефицитом? На самом деле, нет.

В любом примере, который я могу назвать, либо фигурирует страна, вроде Греции, у которой нет собственной валюты, либо страна, вроде азиатских экономик в 1990-е годы, с большими долгами в иностранной валюте.

В странах с большим объемом долговой нагрузки в своей собственной валюте, как во Франции после Первой мировой войны, иногда случалось существенное падение доверия инвесторов к экономике, но не было ничего похожего на рецессию, вызванную долгами, которой нас пугают.

Давайте на минутку посмотрим на то, что же происходит в США.

Ярые борцы с дефицитом бюджета за прошедшие годы смогли напугать Вашингтон неминуемым долговым кризисом, даже несмотря на то что инвесторы продолжают покупать американские гособлигации и уверены, что такого кризиса не будет. Экономический анализ опять же говорит нам о том, что такого кризиса не будет. Да и в истории нет примеров, когда при схожей ситуации произошел такой кризис.

Если вы спросите мое мнение, то я думаю, что Вашингтону пора перестать бояться этой призрачной угрозы и прекратить слушать людей, которые используют эту страшную историю себе во благо.

 

Источник: www.vestifinance.ru


 

Read more...

Мировая экономика: Сорос начал скупать золото

03-10-02Фонды Джорджа Сороса и Джона Полсона агрессивно наращивают позиции в золоте. От них не отстают и менее именитые инвесторы. Вложения в «золотые» биржевые фонды (ETF) вчера достигли рекордных 2 604,2 т, что по текущим ценам равно $145,1 млрд, сообщает Bloomberg.

Объем золота в биржевых фондах теперь превышает официальные золотые резервы всех стран, за исключением США и Германии, свидетельствуют данные Всемирного золотого совета.

В этом году инвесторы купили через биржевые фонды 247 т золота, что, например, превышает его годовую добычу в США.

Крупнейший такой фонд — SPDR Gold Trust, его активы — 1 342,2 т. Позиция хедж-фонда Джона Полсона Paulson & Co в SPDR Gold Trust оценивается в $3,67 млрд, а Soros Fund Management Сороса в III квартале увеличила свою позицию в этом фонде на 49%, свидетельствуют отчеты, поданные этими управляющими компаниями в комиссию по ценным бумагам и биржам США. Сейчас позиция Soros Fund Management оценивается в $221,7 млн.

Полсон и раньше был известен как крупнейший инвестор в золото, его фонды уже держали самую большую позицию в SPDR Gold Trust, в частности в 2011 г. Однако другие инвестиции Полсона в тот год принесли значительный убыток, и ему пришлось в III квартале 2011 г. продать часть золота.

Это способствовало обвалу цены после достижения ею рекордного значения в $1921,15 в сентябре 2011 г. Кроме того, тогда многие инвесторы продавали золото из-за кризиса ликвидности, возникшего в результате обвала фондовых и сырьевых рынков после того, как агентство Standard & Poor’s лишило США наивысшего кредитного рейтинга.

Цена золота упала тогда до $1530 за унцию, и этот уровень послужил поддержкой, у которой цена оставалась до лета этого года. Катализатором последней волны роста стало решение Федеральной резервной системы США провести третий раунд количественного смягчения, в рамках которого она будет выкупать ипотечные облигации на $40 млрд в месяц.

Центробанки, от США до Японии, закачивают все новую ликвидность в финансовую систему, обесценивая деньги и направляя инвесторов в защитный актив — золото, говорит Дэвид Фуллер, издатель инвестиционного бюллетеня Fullermoney Global Strategy.

После скачка в конце лета-начале осени цена скорректировалась и теперь, очень похоже, готова возобновить рост, следующий год будет благоприятным для золота, полагает он.

Цена золота росла в течение 11 лет подряд, и нынешний год может стать 12-м. С начала года она выросла на 11%. По прогнозу 16 аналитиков, опрошенных Bloomberg, цена будет расти в течение каждого квартала в 2013 г., их медианный прогноз на IV квартал следующего года — $1 925.

Вкладываться в золото инвесторов побуждает и неопределенность, складывающаяся в США в связи с переговорами политиков о предотвращении фискального обрыва.

«Мы рассматриваем золото как страховку против глупостей политиков. Сейчас хорошее время, чтобы укрепить портфели реальным активом вроде золота», — сказал Bloomberg Майкл Мьюлэйни, директор по инвестициям Fiduciary Trust in Boston.

 

Источник: Ведомости

 

 

 

Read more...

Потребление золота сокращается во всем мире

12-10-10Организация World Gold Council опубликовала исследование по мировому производству и потреблению золота в третьем квартале 2012 года: спрос на золото вырос по сравнению с предшествующим кварталом на 10%, до 1084,6 тонны. Но по сравнению с тем же периодом прошлого года показатель упал на 11%.

Основными потребителями золота остаются ювелирная отрасль и промышленность, на которые пришлось более 50% всего мирового спроса (556,2 тонны). Это на 3% ниже показателя годичной давности, приводит данные «Коммерсант».

Упал и инвестиционный спрос — на 15%, до 429,9 тонны. Это происходило на фоне уверенного роста стоимости металла. За отчетный период цены на золото выросли почти на 11%, до 1770 долларов за унцию, максимального значения с февраля текущего года.

При этом на рынке сложилась уникальная ситуация. В условиях снижающегося инвестиционного спроса биржевые фонды ETF, ориентированые на вложение в золото, активно наращивали физические запасы золота, опасаясь, что меры монетарного стимулирования, предпринятые центробанками, могут привести к росту глобальной инфляции.

Покупки со стороны инвестиционных фондов были компенсированы резким падением спроса на физический металл (слитки, инвестиционные монеты и медали) со стороны частных инвесторов. По данным WGC, спрос на монеты и слитки упал по сравнению с тем же периодом 2011 года на 128,2 тонны, до 293,9 тонны. Золотые монеты и слитки постепенно выходят из моды.

Падал спрос на золото и со стороны центральных банков. По данным WGC, покупки металла снизились с рекордной 141 тонны в третьем квартале 2011 года до 97,6 тонны в текущем. Сокращали свои вложения в золото центральные банки Венесуэлы (3,7 тонны), России (2,2 тонны) и Мексики (0,3 тонны).

 

Источник: Инфобанк


 

Read more...

"Идеальный шторм" разрушит мировую экономику уже в 2013 году

18-11-09Будущий год ознаменуется неутешительными перспективами. Так считает профессор Нью-Йоркского университета Нуриэль Рубини. Экономист уверен: "идеальный шторм" разрушит глобальную экономику в 2013 г.

В последнем интервью Bloomberg TV Рубини сказал, что "идеальный шторм", который он прогнозировал еще в середине этого года, не является базовым сценарием. Основной прогноз – низкие темпы роста в развитых странах, а также рецессия в некоторых из них. Сокращение реального выпуска затронет еврозону, Великобританию, но не США. Это базовый сценарий.

Производный от базового сценария "идеальный шторм" возникнет при одновременном стечении обстоятельств в разных концах земного шара.

В Америке произойдет "фискальный обрыв", ситуация вокруг Греции усугубится, замедление роста китайской экономики окажется сильнее, чем ожидается. И, наконец, последнее - нефтяной фактор.

В случае дальнейшей эскалации конфликта на Ближнем Востоке, баррель нефти может подскочить до $200, что осложнит выход из рецессии странам-импортерам.

Развитие ситуации в 2013 г. окажется гораздо более худшим, чем кризис 2008 г. В 2008 г. можно было понизить базовые ставки с 5-6% до нуля, провести монетарные смягчения QE1, QE2, QE3, создать налоговые стимулы с нагрузкой на бюджет до 10% ВВП и даже гарантировать выплату антикризисной помощи.

Сегодня очередные раунды количественного смягчения становятся все менее эффективными, поскольку сегодняшние проблемы связаны не с нехваткой ликвидности, как в 2008 г., а с неплатежеспособностью.

В случае свободного падения рынков и спада экономик не будет средств, чтобы абсорбировать экономические шоки.

За последние 4 года страны потратили до 95% средств, смягчающих финансовые трудности. В 2013 г. таких возможностей не будет.

Последние данные указывают на рецессию в еврозоне, а такие страны, как Италии, Испания и Кипр, останутся в рецессии на протяжении всего 2013 г.

Однако есть и в предсказании Рубини и "луч надежды". Европейские политики осознают всю серьезность сложившейся ситуации и активно работают над решением проблем, заключает экономист.

 

Источник: www.vestifinance.ru/


 

Read more...

К 2020 году США станут ведущим производителем нефти

14-11-12-01Бум сланцевой нефти поможет США к 2020 году обогнать Саудовскую Аравию и стать самым крупным производителем нефти в мире, утверждает Международное энергетическое агентство. По мнению МЭА, подобные радикальные перемены скажутся не только на мировом энергетическом рынке, но и на геополитике.

В своем тщательно изучаемом экспертами ежегодном докладе World Energy Outlook, агентство, консультирующее индустриальные страны по вопросам энергетической политики, заявило, что «возрождение добычи нефти и газа в Соединенных Штатах» перекраивает мировую энергетическую карту.

Эта оценка, которая была в высказана в выпущенном в понедельник докладе, противоречит прошлогодней, предполагавшей, что за первое место будут соперничать Россия и Саудовская Аравия.

«Примерно к 2020 году Соединенные Штаты могут стать крупнейшим мировым производителем нефти», на время обогнав Саудовскую Аравию, заявило агентство. «В результате импорт нефти в США [сейчас покрывающий 20% их потребностей] будет продолжать падать, пока примерно к 2030 году Америка не станет чистым экспортером нефти».

Основной причиной этой перемены станет более быстрая, чем ожидалась, разработка углеводородных ресурсов, скрытых в сланцах и прочих породах с низкой проницаемостью. Эти ресурсы только недавно стали доступны благодаря комбинации двух технологий: гидроразрыва и горизонтального бурения.

По прогнозу МЭА, добыча нефти в США достигнет пика в 2020 году на уровне 11,1 миллиона баррелей в день. В 2011 году она составляла 8,1 миллиона баррелей в день.

МЭА прогнозирует, что в течение десятилетия объемы импортируемой Америкой нефти упадут больше, чем на половину – с 10 миллионов баррелей в день до всего четырех миллионов баррелей в день. Изрядная часть этого спада будет связана с ростом добычи внутри страны, однако меры по повышению энергетической эффективности транспортного сектора также сыграют, по мнению МЭА, значительную роль.

Выводы МЭА отчасти подтверждает Организация стран-экспортеров нефти, на прошлой неделе впервые признавшая, что сланцевая нефть лишит ее значительной части американского рынка.

ОПЕК заявила, что США будут импортировать в 2035 году менее двух миллионов баррелей в день – почти на три четверти меньше, чем сейчас.

Это не означает, что ОПЕК лишится своих позиций в мире. По данным МЭА, к 2035 году доля организации в мировой добыче нефти возрастет с нынешних 42% до 50%, причем большая часть этой нефти будет идти в Азию.

Утверждается, что в ближайшие десять лет потребность США в импортируемой с Ближнего Востока нефти упадет практически до нуля, а в 2035 году 90% ближневосточного нефтяного экспорта будет направляться в Азию, создавая новую торговую ось. МЭА намекнуло, что обретение США энергетической независимости может привести к пересмотру военных союзов и что вместо США обеспечением безопасности морских путей, по которым осуществляются поставки нефти из Персидского залива, возможно, будут заниматься азиатские страны.

«Азиатским странам следовало бы проявлять намного больше интереса к стабильности и безопасности своих ближневосточных поставщиков», - заметил заместитель исполнительного директора МЭА Ричард Джонс (Richard Jones).

Многие в США уже сомневаются в необходимости держать американские корабли в Персидском заливе. «Это безумие, что наш Пятый флот находится там и защищает нефть, которая уходит в Китай и Европу», - процитировал на прошлой неделе главу специализирующегося на энергетике хедж-фонда BP Capital Management Т. Буна Пикенса (T. Boone Pickens) американский журнал Parade.

Впрочем, МЭА полагает, что преобладание США в области добычи нефти может оказаться недолгим.

«Если [в США] не будет обнаружено новых ресурсов и если цены на нефть будут ниже, чем сейчас, Саудовская Аравия может вернуться на первое место», - утверждает главный экономист и директор по глобальной энергетической экономике МЭА Фатих Бирол (Fatih Birol).

Агентство предупредило, что с новой ролью сланцевого газа связан особый риск: она может усилить конкуренцию за водные ресурсы, необходимые для энергетических проектов.

Сланцевую нефть и сланцевый газ добывают, закачивая в землю под высоким давлением смесь воды, песка и химикатов, чтобы расколоть породу. Этот процесс называется гидравлическим разрывом пласта или гидроразрывом.

При этом дополнительные издержки, связанные с интенсивным использованием воды, будут увеличиваться, что может «угрожать рентабельности проектов» по добыче сланцевого газа и сланцевой нефти, а также по производству биотоплива, полагает агентство.

 

Автор:  Бенуа Фокон , Сара Кент

Источник: «The Wall Street Journal»

Read more...

Доллар был, есть и будет основной резервной мировой валютой

10-11-16Несмотря на все проблемы, слухи о смерти доллара видятся несколько преувеличенными. Доллар — плохая валюта. Однако все остальные еще хуже.

Несмотря на все оргии количественного ослабления, доллар по-прежнему основная резервная мировая валюта. По данным МВФ, его доля в официальных резервах центробанков многие годы практически неизменна. В 1995-м она составляла 59,0%, во втором квартале 2012 года — 61,9%.

Дело в том, что конкурентов у доллара мало. Самый главный — евро — сдает позиции, набранные в тучные нулевые. Доля евро в резервах достигла рекордных 27,6% в кризисном 2009 году. Тогда многим казалось, что еврозона — островок относительной стабильности в море мировых проблем. Однако с началом еврокризиса популярность евро в качестве резервной валюты ослабла. На личике европейской красавицы обнаружилось слишком много макияжа, прикрывающего уродливые прыщи. Старая добрая американка с двойным подбородком Бенджамина Франклина, как выяснилось, симпатичнее. Уже во втором квартале 2012 года доля евро снизилась до 25,9%.

Еврохимера

Евро оказался очень плохой валютой. А то и вообще не валютой в классическом понимании. Это экономическая химера, транссексуал, случайно затесавшийся в компанию девушек.

В экономической науке еще с 1960-х годов утвердилось понятие оптимальных валютных зон. За разработку этой теории Джеймс Мид и Роберт Манделл получили нобелевские премии в 1977 и 1999 годах. Ее смысл в том, что, когда политические и валютные границы не совпадают, нужны механизмы устранения неравномерностей развития. В еврозоне их явно недостаточно.

Во-первых, гибкость рынка труда. Например, если бы сейчас в той же Греции или Испании резко снизились зарплаты и пенсии, экономика стала бы более конкурентоспособной. Однако это чревато социальным взрывом. Поэтому считается, что трудовые затраты не гибки в плане уменьшения, урезать зарплаты не только никто не хочет, но и не может — для этого надо радикально изменить трудовое и социальное законодательство.

В плане увеличения трудовые затраты были гибки до умопомрачения. Благородные эллины быстро установили себе вполне западноевропейские зарплаты и пенсии (если не выше, учитывая ранний возраст выхода на заслуженный отдых). В итоге на периферии единой валютной зоны возникли регионы со слишком дорогим и малопроизводительным рынком труда.

Если гибкость рынка труда неидеальна, может помочь трудовая мобильность, которая уменьшает безработицу в одной части валютного союза за счет роста занятости в другой. Результат — выравнивание безработицы и работоспособность валютной зоны. Например, в США, по данным Bureau of labour statistics, начиная с 1990-х годов около 2,5% населения ежегодно меняют штат проживания.

Однако в еврозоне единого рынка труда нет. По данным Eurostat, страну проживания меняет не более 0,1% населения в год. Испанцы (безработица в августе 2012-го — 25,1%) не едут на заработки в Германию (5,5%). Это проявление еще одной хорошо известной проблемы общеевропейского дома — языковой. Мало кто в Испании или в Греции знает немецкий, а без этого максимум, на что можно претендовать в Северной Европе,— черная и плохо оплачиваемая работа. Разумеется, турки в Германии или поляки в Великобритании согласны и на роль гастарбайтеров. Но более богатых граждан еврозоны эта позиция не устраивает — им проще получать относительно приличное пособие по безработице на родине. Отсюда и низкая мобильность рынка труда — данный механизм выравнивания дисбалансов не работает, разница в уровне безработицы между странами еврозоны только растет. Все это делает еврозону и евро еще менее устойчивыми. Даже без всяких финансовых кризисов.

Другая особенность относительно успешных валютных союзов — бюджетные трансферты. Они помогают выравнивать экономическое состояние регионов независимо от особенностей рынка труда. В ЕС есть лишь некоторые малозначительные фискальные механизмы перераспределения ресурсов между «богатыми» и «бедными» странами, но ни о каком общем для всей еврозоны бюджетном механизме нет и речи. Таким образом, евро представляет собой плод амбиций европейской бюрократии, долгосрочную жизнеспособность которого еще предстоит доказать.

Три Золушки

Но в конкурсе помимо доллара и евро участвуют и другие «красавицы». Всем хороши две традиционные конкурсантки — швейцарский франк и японская йена. Несмотря на высокий госдолг, Япония — крупнейший нетто-кредитор всего мира. В трудные времена японские держатели европейских и американских активов репатриируют капитал, а йена растет. То есть чем хуже ситуация в мире, тем ей лучше. Даже неприятные явления в самой Японии (вроде прошлогоднего землетрясения) сопровождаются продажей зарубежных активов и повышенным спросом на йену.

Швейцария тоже крупный нетто-кредитор, что в кризис должно способствовать укреплению франка. Однако он с осени 2011 года фактически привязан к евро (введена нижняя планка — 1,2 франка за евро). Из-за того что капитал бежит с европейской периферии в Альпы, швейцарский Центробанк вынужден скупать все больше евро, и на каком-то этапе он, возможно, не выдержит и будет вынужден допустить ревальвацию франка.

В отличие от евро и франк, и йена нормальные валюты, но претендовать на роль основной резервной не могут. Эти конкурсантки хоть и симпатичные, но слишком маленькие. ВВП Японии втрое меньше, чем ВВП США или ЕС. Швейцария в этом сравнении вообще карлица. Доля йены в мировых резервах после кризиса 2008-2009 годов выросла, однако по сравнению с 1990-ми она уменьшается вместе с долей экономики Японии в мировом ВВП. Во втором квартале 2012-го она составила всего 3,8%. Доля швейцарского франка и того меньше — всего 0,1%.

Бывшая королева красоты — британская валюта — совсем утратила былое величие. Кризис сильно потрепал фунт стерлингов, Банк Англии запустил масштабные эмиссионные программы. В итоге фунт за кризисные годы резко девальвировался по отношению не только к йене и франку, но и к доллару. Доля британской валюты в мировых резервах в докризисном 2007 году составляла 4,7%, сейчас — всего 3,8%.

Головастики в луже

Валюты не самых больших экономик, и фундаментально хорошие, и плохие, никогда не будут претендовать на роль доллара хотя бы потому, что они слишком маленькие. Даже юань в обозримой перспективе не сможет составить ему конкуренцию. И это при том, что ВВП КНР — второй в мире после американского. Для юаня нет финансовой экосистемы.

Его курс управляется государством, что неприемлемо для многих инвесторов. Но главное даже не это. Держать деньги в юанях может лишь относительно маленький инвестор — для крупного нет достаточного выбора и объема ликвидных бумаг. Другие юные и энергичные конкурсантки — валюты развивающихся рынков — пока не смогли создать вокруг себя ауру почитания и любви, слишком экзотичны, неудобны и непонятны для инвестора.

Исполнительный директор комитета по финансовой стабильности Банка Англии Эндрю Холдейн использовал другую аналогию. Его исследование называется «Проблема большой рыбы в маленьком пруду» («The Big Fish Small Pond Problem»). Для возникновения новой резервной валюты, пишет он, нужна не только сама «большая рыба», но и огромный «пруд». Нужен ликвидный и очень масштабный рынок надежных государственных и корпоративных ценных бумаг, номинированных в этой валюте: инвестор заходит в него многомиллиардным пакетом, потом выходит, а рынок этого практически не замечает — есть лишь едва заметная рябь на поверхности пруда.

Другие потенциальные претенденты вроде бразильского реала, российского рубля и индийской рупии даже не мелкие рыбы в мелком пруду, а головастики в луже. К примеру, капитализация российских blue chips составляет около 0,7 трлн долларов, примерно столько же, сколько стоит одна известная американская компания — Apple. Обороты на американских и российских фондовых биржах различаются в десятки раз. Так что пока говорить о каком-либо мировом финансовом центре в России и о статусе рубля как резервной валюты, мягко говоря, преждевременно. Конечно, и из головастиков иногда вырастают вполне крупные существа, но пока предпосылок для этого немного.

Суррогаты для взыскательных

Если традиционные конкурсантки все больше дурнушки, взыскательная публика может ими и не удовлетвориться. Приходится утолять инвестиционный инстинкт, рассматривая альтернативы. Серьезные сомнения в стабильности мирового валютного тандема евро-доллар заставили многих инвесторов диверсифицировать вложения за счет не приносящих никакого процентного дохода непроизводительных активов — золота, серебра и прочего сырья. Но и здесь не без проблем. Спасаясь от эмиссии традиционных валют, инвесторы бегут в суррогаты. Результат — пузыри на соответствующих рынках.

Берем в долг доллары и покупаем золото — что может быть проще? Вот только долг придется отдавать в долларах, а золото — продавать. Что бывает на рынках, переполненных бегущими в «вечные ценности», отчетливо показал коллапс цен на серебро в мае 2011 года. Тогда они упали почти на треть в результате пяти последовательных сообщений Чикагской товарной биржи (CME) о повышении маржинальных требований по позициям в серебре. Чуть позже, осенью 2011-го, после очередного скачка цены на золото выше отметки 1900 долларов за тройскую унцию, CME испугалась спекулятивного перегрева и подняла маржинальные требования по контрактам в золоте. Вслед за этим последовала резкая коррекция.

И в серебро, и в золото пока продолжают убегать, однако урок с серебром запомнили многие: драгметаллы могут упасть на десятки процентов, если регулятор того захочет.

Уход из доллара в квазивалюты вроде золота, серебра, квадратных метров московской или шанхайской недвижимости, медной и железной руды, нефти (добавим сюда бордоские вина и картины импрессионистов) довольно радикален, однако существуют и более экстравагантные предложения. Так, нельзя отказать в оригинальности идее привязки некоторых «сырьевых» валют не к классическим доллару и евро, а к цене основных продуктов, экспортируемых соответствующими странами. Такую модель (Peg to the Export Price) еще в начале 2000-х годов предложил известный экономист из Гарвардского университета Джеффри Франкель.

По его мнению, подобная схема позволит избежать многочисленных экономических искажений, диктуемых привязкой к доллару или даже к корзине валют. Особенно актуальна эта модель для стран моноэкспортеров вроде России, то есть таких, где в торговом балансе доминирует экспорт какой-то одной продукции, например углеводородов. При повышении цен на нее они борются с избыточной экспортной выручкой, которую не в состоянии абсорбировать, и в итоге имеют «двойной профицит» (торгового баланса и бюджета) плюс часто высочайшую инфляцию. И радуются: насколько же хороша их родная валюта по сравнению с никчемной «американкой». В ситуации же резкого обвала цен, при дополнительных неблагоприятных факторах двойной профицит может смениться двойным дефицитом, что резко ухудшит экономическую ситуацию. Американские горки.

Джеффри Франкель считает, что многие развивающиеся страны могли бы так избежать резких курсовых колебаний, а в некоторых случаях и коллапса национальной валюты. Например, если бы валюта ЮАР была привязана к цене золота и платины, Чили — к меди, Аргентины — к пшенице, Колумбии — к кофе. Но гегемонии валюты США все это нисколько не угрожает, ведь цена платины, золота, меди, пшеницы, кофе все равно номинирована в долларах.

Так что, увы, в нашем конкурсе наименее уродливой участницей остается валюта США. С ней и будет жить мировая финансовая система. Брак не по любви, а по отсутствию альтернативы.

 

Автор: Александр Зотин

Источник: Деньги


 

Read more...

Ангела Меркель призывает к радикальным реформам в Евросоюзе

08-11-12-02Выступая в Европарламенте, канцлер ФРГ Меркель призвала провести в ЕС радикальные реформы. При этом она не исключила и изменений основополагающих соглашений.

Федеральный канцлер Германии Ангела Меркель (Angela Merkel) высказалась за проведение в Европейском Союзе радикальных реформ, допускающих внесение изменений в европейские договоры. "Мы должны определить правильный путь, ведущий в долговременном плане к стабилизации экономического и валютного союза", - заявила глава германского правительства, выступая в среду, 7 ноября, в Европейском парламенте.

По мнению канцлера, необходимо исправить ошибки, допущенные в период формирования европейских структур. "Мы должны проявить настойчивость, требовательность и не бояться внести изменения в договорные основы экономического и валютного союза, если это вызвано необходимостью", - цитирует Меркель агентство AFP.

Следует осторожно расширять компетенции ЕС

По словам канцлера ФРГ, следует расширить компетенции ЕС в сфере экономической политики, но сделать это постепенно и осторожно, отмечает агентство dpa. "Более тесная политико-экономическая координация в определенных обстоятельствах может затронуть основы национальных компетенций", - признала Меркель, пояснив при этом, что утрата конкурентоспособности одной страны быстро превратится в проблему для всех.

"Есть такие чувствительные сферы политики, как рынок труда или налогообложение. Здесь, конечно же, нужно проявлять осторожность, - подчеркнула глава германского правительства. - Это значит, что предстоит найти разумное равновесие между новыми компетенциями на уровне ЕС и традиционными полномочиями стран-членов союза и их парламентов".

 

Источник: Deutsche Welle

 

Read more...

Доллар — плохая валюта. Однако все остальные еще хуже

28-09-13Несмотря на все проблемы, слухи о смерти доллара видятся несколько преувеличенными. Доллар был, есть и будет основной резервной мировой валютой.

Выбор акций на рынке великий экономист Джон Кейнс сравнивал с конкурсом красоты, цель которого — найти не просто самую красивую девушку, но еще и такую, которая понравится большинству. На нынешнем валютном рынке правила другие: надо выбрать наименее уродливую участницу. При этом желательно, чтобы она нравилась всем в обозримом будущем. Задача сложная, но американка в ней побеждает.

Несмотря на все оргии количественного ослабления, доллар по-прежнему основная резервная мировая валюта. По данным МВФ, его доля в официальных резервах центробанков многие годы практически неизменна. В 1995-м она составляла 59,0%, во втором квартале 2012 года — 61,9%.

Дело в том, что конкурентов у доллара мало. Самый главный — евро — сдает позиции, набранные в тучные нулевые. Доля евро в резервах достигла рекордных 27,6% в кризисном 2009 году. Тогда многим казалось, что еврозона — островок относительной стабильности в море мировых проблем.

Однако с началом еврокризиса популярность евро в качестве резервной валюты ослабла. На личике европейской красавицы обнаружилось слишком много макияжа, прикрывающего уродливые прыщи.

Старая добрая американка с двойным подбородком Бенджамина Франклина, как выяснилось, симпатичнее. Уже во втором квартале 2012 года доля евро снизилась до 25,9%.

Еврохимера

Евро оказался очень плохой валютой. А то и вообще не валютой в классическом понимании. Это экономическая химера, транссексуал, случайно затесавшийся в компанию девушек.

В экономической науке еще с 1960-х годов утвердилось понятие оптимальных валютных зон. За разработку этой теории Джеймс Мид и Роберт Манделл получили нобелевские премии в 1977 и 1999 годах. Ее смысл в том, что, когда политические и валютные границы не совпадают, нужны механизмы устранения неравномерностей развития. В еврозоне их явно недостаточно.

Во-первых, гибкость рынка труда. Например, если бы сейчас в той же Греции или Испании резко снизились зарплаты и пенсии, экономика стала бы более конкурентоспособной. Однако это чревато социальным взрывом. Поэтому считается, что трудовые затраты не гибки в плане уменьшения, урезать зарплаты не только никто не хочет, но и не может — для этого надо радикально изменить трудовое и социальное законодательство.

В плане увеличения трудовые затраты были гибки до умопомрачения. Благородные эллины быстро установили себе вполне западноевропейские зарплаты и пенсии (если не выше, учитывая ранний возраст выхода на заслуженный отдых). В итоге на периферии единой валютной зоны возникли регионы со слишком дорогим и малопроизводительным рынком труда.

Если гибкость рынка труда неидеальна, может помочь трудовая мобильность, которая уменьшает безработицу в одной части валютного союза за счет роста занятости в другой. Результат — выравнивание безработицы и работоспособность валютной зоны. Например, в США, по данным Bureau of labour statistics, начиная с 1990-х годов около 2,5% населения ежегодно меняют штат проживания.

Однако в еврозоне единого рынка труда нет. По данным Eurostat, страну проживания меняет не более 0,1% населения в год. Испанцы (безработица в августе 2012-го — 25,1%) не едут на заработки в Германию (5,5%). Это проявление еще одной хорошо известной проблемы общеевропейского дома — языковой. Мало кто в Испании или в Греции знает немецкий, а без этого максимум, на что можно претендовать в Северной Европе,— черная и плохо оплачиваемая работа.

Разумеется, турки в Германии или поляки в Великобритании согласны и на роль гастарбайтеров. Но более богатых граждан еврозоны эта позиция не устраивает — им проще получать относительно приличное пособие по безработице на родине. Отсюда и низкая мобильность рынка труда — данный механизм выравнивания дисбалансов не работает, разница в уровне безработицы между странами еврозоны только растет. Все это делает еврозону и евро еще менее устойчивыми. Даже без всяких финансовых кризисов.

Другая особенность относительно успешных валютных союзов — бюджетные трансферты. Они помогают выравнивать экономическое состояние регионов независимо от особенностей рынка труда. В ЕС есть лишь некоторые малозначительные фискальные механизмы перераспределения ресурсов между "богатыми" и "бедными" странами, но ни о каком общем для всей еврозоны бюджетном механизме нет и речи. Таким образом, евро представляет собой плод амбиций европейской бюрократии, долгосрочную жизнеспособность которого еще предстоит доказать.

Три Золушки

Но в конкурсе помимо доллара и евро участвуют и другие "красавицы". Всем хороши две традиционные конкурсантки — швейцарский франк и японская йена. Несмотря на высокий госдолг, Япония — крупнейший нетто-кредитор всего мира. В трудные времена японские держатели европейских и американских активов репатриируют капитал, а йена растет. То есть чем хуже ситуация в мире, тем ей лучше. Даже неприятные явления в самой Японии (вроде прошлогоднего землетрясения) сопровождаются продажей зарубежных активов и повышенным спросом на йену.

Швейцария тоже крупный нетто-кредитор, что в кризис должно способствовать укреплению франка. Однако он с осени 2011 года фактически привязан к евро (введена нижняя планка — 1,2 франка за евро). Из-за того что капитал бежит с европейской периферии в Альпы, швейцарский Центробанк вынужден скупать все больше евро, и на каком-то этапе он, возможно, не выдержит и будет вынужден допустить ревальвацию франка.

В отличие от евро и франк, и йена нормальные валюты, но претендовать на роль основной резервной не могут. Эти конкурсантки хоть и симпатичные, но слишком маленькие. ВВП Японии втрое меньше, чем ВВП США или ЕС. Швейцария в этом сравнении вообще карлица. Доля йены в мировых резервах после кризиса 2008-2009 годов выросла, однако по сравнению с 1990-ми она уменьшается вместе с долей экономики Японии в мировом ВВП. Во втором квартале 2012-го она составила всего 3,8%. Доля швейцарского франка и того меньше — всего 0,1%.

Бывшая королева красоты — британская валюта — совсем утратила былое величие. Кризис сильно потрепал фунт стерлингов, Банк Англии запустил масштабные эмиссионные программы. В итоге фунт за кризисные годы резко девальвировался по отношению не только к йене и франку, но и к доллару. Доля британской валюты в мировых резервах в докризисном 2007 году составляла 4,7%, сейчас — всего 3,8%.

Головастики в луже

Валюты не самых больших экономик, и фундаментально хорошие, и плохие, никогда не будут претендовать на роль доллара хотя бы потому, что они слишком маленькие. Даже юань в обозримой перспективе не сможет составить ему конкуренцию. И это при том, что ВВП КНР — второй в мире после американского. Для юаня нет финансовой экосистемы.

Его курс управляется государством, что неприемлемо для многих инвесторов. Но главное даже не это. Держать деньги в юанях может лишь относительно маленький инвестор — для крупного нет достаточного выбора и объема ликвидных бумаг. Другие юные и энергичные конкурсантки — валюты развивающихся рынков — пока не смогли создать вокруг себя ауру почитания и любви, слишком экзотичны, неудобны и непонятны для инвестора.

Исполнительный директор комитета по финансовой стабильности Банка Англии Эндрю Холдейн использовал другую аналогию. Его исследование называется "Проблема большой рыбы в маленьком пруду" ("The Big Fish Small Pond Problem").

Для возникновения новой резервной валюты, пишет он, нужна не только сама "большая рыба", но и огромный "пруд". Нужен ликвидный и очень масштабный рынок надежных государственных и корпоративных ценных бумаг, номинированных в этой валюте: инвестор заходит в него многомиллиардным пакетом, потом выходит, а рынок этого практически не замечает — есть лишь едва заметная рябь на поверхности пруда.

Другие потенциальные претенденты вроде бразильского реала, российского рубля и индийской рупии даже не мелкие рыбы в мелком пруду, а головастики в луже. К примеру, капитализация российских blue chips ("голубые фишки") составляет около $0,7 трлн, примерно столько же, сколько стоит одна известная американская компания — Apple.

Обороты на американских и российских фондовых биржах различаются в десятки раз. Так что пока говорить о каком-либо мировом финансовом центре в России и о статусе рубля как резервной валюты, мягко говоря, преждевременно. Конечно, и из головастиков иногда вырастают вполне крупные существа, но пока предпосылок для этого немного.

Суррогаты для взыскательных

Если традиционные конкурсантки все больше дурнушки, взыскательная публика может ими и не удовлетвориться. Приходится утолять инвестиционный инстинкт, рассматривая альтернативы. Серьезные сомнения в стабильности мирового валютного тандема евро-доллар заставили многих инвесторов диверсифицировать вложения за счет не приносящих никакого процентного дохода непроизводительных активов — золота, серебра и прочего сырья. Но и здесь не без проблем. Спасаясь от эмиссии традиционных валют, инвесторы бегут в суррогаты. Результат — пузыри на соответствующих рынках.

Берем в долг доллары и покупаем золото — что может быть проще? Вот только долг придется отдавать в долларах, а золото — продавать.

Что бывает на рынках, переполненных бегущими в "вечные ценности", отчетливо показал коллапс цен на серебро в мае 2011 года. Тогда они упали почти на треть в результате пяти последовательных сообщений  Чикагской товарной биржи (CME) о повышении маржинальных требований по позициям в серебре.

Чуть позже, осенью 2011-го, после очередного скачка цены на золото выше отметки $1900 за тройскую унцию, CME испугалась спекулятивного перегрева и подняла маржинальные требования по контрактам в золоте. Вслед за этим последовала резкая коррекция.

И в серебро, и в золото пока продолжают убегать, однако урок с серебром запомнили многие: драгметаллы могут упасть на десятки процентов, если регулятор того захочет.

Уход из доллара в квазивалюты вроде золота, серебра, квадратных метров московской или шанхайской недвижимости, медной и железной руды, нефти (добавим сюда бордоские вина и картины импрессионистов) довольно радикален, однако существуют и более экстравагантные предложения.

Так, нельзя отказать в оригинальности идее привязки некоторых "сырьевых" валют не к классическим доллару и евро, а к цене основных продуктов, экспортируемых соответствующими странами. Такую модель (Peg to the Export Price) еще в начале 2000-х годов предложил известный экономист из Гарвардского университета Джеффри Франкель.

По его мнению, подобная схема позволит избежать многочисленных экономических искажений, диктуемых привязкой к доллару или даже к корзине валют. Особенно актуальна эта модель для стран моноэкспортеров вроде России, то есть таких, где в торговом балансе доминирует экспорт какой-то одной продукции, например углеводородов.

При повышении цен на нее они борются с избыточной экспортной выручкой, которую не в состоянии абсорбировать, и в итоге имеют "двойной профицит" (торгового баланса и бюджета) плюс часто высочайшую инфляцию. И радуются: насколько же хороша их родная валюта по сравнению с никчемной "американкой".

В ситуации же резкого обвала цен, при дополнительных неблагоприятных факторах двойной профицит может смениться двойным дефицитом, что резко ухудшит экономическую ситуацию. Американские горки.

Джеффри Франкель считает, что многие развивающиеся страны могли бы так избежать резких курсовых колебаний, а в некоторых случаях и коллапса национальной валюты. Например, если бы валюта ЮАР была привязана к цене золота и платины, Чили — к меди, Аргентины — к пшенице, Колумбии — к кофе. Но гегемонии валюты США все это нисколько не угрожает, ведь цена платины, золота, меди, пшеницы, кофе все равно номинирована в долларах.

Так что, увы, в нашем конкурсе наименее уродливой участницей остается валюта США. С ней и будет жить мировая финансовая система. Брак не по любви, а по отсутствию альтернативы.

 

Источник: KOMMERSANT.RU


 

Read more...

Миссия

Продвигать аналитику для информирования и выработки доказательной политики, адвокатировать развитие частного сектора.

Портал ЭКОНОМИКА.BY

О портале

For using special positions

https://ekonomika.by

For customize module in special position

https://ekonomika.by

Template Settings

Color

For each color, the params below will give default values
Blue Green Red Radian
Select menu
Google Font
Body Font-size
Body Font-family