wrapper

Новости - слайдер на главной

Рост рождаемости в Беларуси обеспечивают молодые сельские женщины. В условиях низкой оплаты труда и дефицита рабочих мест в сельской местности рождение детей и жизнь на детское пособие становится для многих молодых матерей стратегией выживания. 

Такое положение вещей в корне неверно. Для молодых матерей, многие из которых имеют только школьное образование, не имеют опыта работы и профессии, рождение ребенка со временем может означать попадание в ловушку бедности. Для государства это также несет дополнительные риски: дети, рожденные у таких матерей, с момента рождения рискуют попасть в уязвимые группы и нуждаются в дополнительной помощи со стороны государства. В условиях стагнации в экономике рост рождаемости в сельской местности может служить тормозом на пути возобновления высоких темпов экономического роста и ставит под угрозу выполнение государством взятых на себя социальных обязательств.

В Беларуси, начиная с начала нулевых годов, был предпринят ряд мер по стимулированию рождаемости. Эти меры оказались действенными. В последние 10 лет отмечается рост рождаемости (рис. 1).



Рис. 1. Общее число родившихся детей, тысяч человек

Однако на новые стимулы по-разному откликнулись женщины в зависимости от возраста и местности проживания. Наиболее активно (особенно в последние 5 лет) увеличили рождаемость женщины в возрастных группах 20-24 года и 25-29 лет, проживающие в сельской местности. Так много сельские женщины в этих возрастных группах не рожали даже в советские времена (рис. 2).



Рис. 2. Возрастные коэффициенты рождаемости (число родившихся в среднем за год на 1000 женщин в возрасте, лет)

Если в 2005-2010 годах в возрасте 20-24 года в среднем 140 сельских женщин из 1000 рожали детей, то в 2011-2016 годах уже 230. Всего за пять лет сельские женщины в возрасте 20-24 года увеличили рождаемость почти в 2 раза (на 1000 женщин в этом возрасте). В то же время женщины из этой же возрастной группы, проживающие в городах, снизили ее на 13%.
Похожая динамика, но не столь интенсивная, сложилась и в следующей по возрасту группе. Если в 2005-2010 годах в возрасте 25-29 лет в среднем 107 сельских женщин из 1000 рожали детей, то в 2011-2016 годах уже 156. За пять лет сельские женщины в возрасте 25-29 лет увеличили рождаемость на 46% (на 1000 женщин в этом возрасте). В то же время женщины из этой же возрастной группы, проживающие в городах, увеличили ее лишь на 17%.

В четырех из шести областей более 300 сельских женщин из 1000 в возрасте 20-24 года рожали детей. В 2014 г. в возрасте 20-24 года в сельской местности в Гродненской области родили 370 женщин из 1000, а в Гомельской, Могилевской и Брестской соответственно – 343, 318 и 314 (рис. 3).



Рис. 3. Коэффициенты рождаемости в сельской местности по областям в возрастной группе 20-24 года (число родившихся в среднем за год на 1 000 сельских женщин в возрасте 20-24 года)

Если в 2010 г. в среднем в сельской местности в этих областях в возрасте 20-24 года рожали 156 женщин из 1000, то в 2014 году – 336 (или в 2 раза больше). Сюда можно добавить и Витебскую область, где рождаемость выросла в 1,7 раза.

Исключение составляет лишь Минская область, где сельские женщины в этой возрастной группе увеличили рождаемость на порядок меньшими темпами (на 24%). Возможно здесь сказываются наличие Минской агломерации и маятниковой миграции, которые открывают возможности молодым сельским женщинам, проживающих в близлежащих к Минску населенных пунктах, в плане учебы, работы и заработков. Поэтому поведенческие и ценностные установки этих женщин могут быть близки к аналогичным установкам их городских сверстниц. Эти установки заключаются в том, что городские женщины все чаще начинают откладывать вступление в брак и рождение детей на более поздний возраст, занимаясь сначала образованием и карьерой. За последние десять лет они отложили вступление в брак и рождение ребенка примерно на два года. При этом минчанки в возрасте 20-24 года рожают меньше остальных: в 2010 г. в среднем 49 женщин из 1000 в этом возрасте родили ребенка, в 2014 г. – 40 (или на 18% меньше). Примерно такие же установки наблюдаются у всех молодых городских женщин. В последние пять лет женщины в возрасте 20-24 года, проживающие в городах и поселках городского типа, в отличие от своих сельских сверстниц, стали рожать меньше. Если в 2010 г. рожали детей в среднем 78 городских женщин из 1000, то в 2016 году – 68 (или на 13% меньше) – рис. 4.



Рис. 4. Коэффициенты рождаемости в возрастной группе 20-24 года (число родившихся в среднем за год на 1 000 женщин в возрасте 20-24 года)

Интересно, что численность женщин в возрасте 20-24 года, проживающих в сельской местности, за последние девять лет сократилась почти в 3 раза. В 2007 году их было 82,5 тысячи, в 2016 г. – 29,3 тысячи человек. При этом, числом почти в три раза меньшим, они рожают почти столько же детей (рис. 5). Снижение числа рожденных ими детей к 2007 г. составило 60% (при снижении численности их самих в 2,8 раза), к 2010 г. – 30% (при снижении в 2,2 раза).


Рис. 5. Численность женщин в возрасте 20-24 года в сельской местности и число рожденных ими детей

Стремительное сокращение численности женщин в возрасте 20-24 года в сельской местности может быть обусловлено двумя основными причинами – демографическим переходом и продолжающейся урбанизацией. Женщины в возрасте 20-24 года, которые проживали в сельской местности в 2016 году, были рождены в период спада рождаемости в 1992-1996 гг. (суммарный коэффициент рождаемости в сельской местности составлял в те годы в среднем 1,98). Женщины в возрасте 20-24 года, которые проживали в 2007 году, были рождены в период более высокого уровня рождаемости – в 1983-1987 годах (суммарный коэффициент рождаемости составлял в те годы в среднем 2,71). Это также видно по тому, что численность мужчин в возрасте 20-24 года, проживающих в сельской местности, также стремительно сокращалась в последние годы (рис. 6).


Рис. 6. Численность населения в сельской местности в возрастной группе 20-24 года

Вместе с тем, разница в численности мужчин и женщин в возрасте 20-24 года, проживающих в сельской местности, увеличилась (на 2,6 тыс. человек или на 19%). Это может указывать на то, что молодые женщины всеми силами стараются покинуть сельскую местность и перебраться в город. Поскольку успеваемость в средней школе у девочек выше, то большее их число по сравнению с мальчиками поступает дальше учиться в город.

Те же девушки, которые не могут поступить в вузы или колледжи или не могут найти работу в городе, остаются жить в сельской местности. Поскольку работу вообще, а тем более высокооплачиваемую работу, в сельской местности найти сложно, то многие избирают в качестве личной стратегии – рождение ребенка. Возможно, эта стратегия особенно стала себя оправдывать после того, когда был изменен принцип начисления ежемесячного пособия по уходу за ребенком до трех лет. С 2013 года на ребенка-первенца стали платить пособие в размере 35% от средней зарплаты по стране. Но учитывая, что в сельской местности, да еще у молодых специалистов, зарплата намного меньше средней по стране, то 35% от средней зарплаты по стране, может составлять 60-70% и выше от средней зарплаты молодого специалиста в сельской местности. Поэтому родить ребенка и жить вместе с ним на детское пособие может быть вполне осознанным выбором. Это базовая гипотеза, которая требует проверки.

С одной стороны, за счет роста рождаемости государство пытается решать проблему старения населения, в том числе проблему обезлюживания сельской местности. С другой стороны, рост рождаемости может создавать проблемы в обеспечении развития сельских детей, многие из которых с раннего детства рискуют попасть в уязвимые группы.
Во-первых, многие дети в сельской местности рождаются у матерей, которые имеют только школьное образование (в 2011 г. в сельской местности 42% матерей; для сравнения в городской местности – лишь 2%) – рис. 7.


Рис. 7. Дети, рожденные у матерей с общим средним образованием (в % к итогу)

Молодые матери этих детей часто не успевают получить опыт работы, что впоследствии может стать причиной низкой оплаты их труда и попадания за черту бедности. Согласно обследованию домашних хозяйств Белстата в 2014 г. доля сельских домашних хозяйств с детьми, проживающих за чертой бедности, составляла 12,5% (для сравнения в городской местности – 5,4%) – рис. 8.



Рис. 8. Домашние хозяйства с детьми, проживающие за чертой бедности (в % к итогу)

Во-вторых, в сельской местности сокращается численность дошкольных учреждений образования, расстояние до ближайших из них увеличивается, что требует наличия возможностей у родителей подвозить детей в эти учреждения. Не у всех родителей имеется такая возможность. Проблема с подвозом детей решается (в 2017 г. было закуплено 300 автобусов), но не так быстро, поскольку это требует значительных финансовых вложений. В 2016 г. в сельской местности был организован подвоз 9,1 тысяч детей или на 2,7 тысячи человек больше по сравнению с 2012 годом. При этом, число детей, которые не посещают детский сад, увеличилось в сельской местности с 2012 г. на 4,4 тысячи, а число самих детей за это время стало больше на 6,2 тысячи человек. В результате, в настоящее время только каждый второй ребенок (48,8%) в сельской местности посещает детский сад (для сравнения в городской местности – 82,2%, в Минске – 87,3%) – рис. 9.



Рис. 9. Охват детей учреждениями дошкольного образования, в % к численности населения в возрасте 1-5 лет

В-третьих, именно среди женщин, родивших детей и проживающих в сельской местности, высок процент тех, которые не состоят в зарегистрированном браке. И хотя этот процент за последние 10 лет снизился (с 32% в 2005 г. до 18% в 2015 г.), риск родиться без отца у ребенка в сельской местности выше, чем у ребенка в городе (рис. 10).



Рис. 10. Родившиеся дети у женщин, не состоявших в зарегистрированном браке к общему числу родившихся живыми у женщин данного возраста

В Беларуси на поддержку семей с детьми тратится немало средств (только на одни пособия направляется 2% ВВП). Однако система поддержки носит категориальный характер. Только 2% господдержки носит адресный заявительный принцип. В этой связи важно выявлять уязвимых детей и оказывать господдержку тем семьям с детьми, которые в ней нуждаются.

Необходимо сместить акценты в демографической политике: инвестировать в человеческий капитал детей, а не в их численность. Рост рождаемости – это и без того увеличение расходов и дополнительная нагрузка на экономику. Но высокая рождаемость детей в сельской местности в семьях с низким уровнем доходов – это еще и нагрузка на систему социальной защиты. Неправильно когда рождение детей превращается в стратегию получения доходов. В условиях стагнации в экономике это может служить тормозом на пути возобновления высоких темпов экономического роста и существенным риском для выполнения государством своих социальных обязательств.

Для подтверждения выдвинутых гипотез целесообразно провести социологическое исследование среди женщин в возрасте 20-29 лет, проживающих в сельской местности, чтобы выяснить факторы, которые обусловили повышение у них фертильности. Это позволило бы в случае необходимости скорректировать стимулы к увеличению рождаемости. Также целесообразно провести дополнительное исследование для определения числа сельских детей, которые относятся к уязвимым группам и нуждаются в дополнительной социальной поддержке и гарантиях со стороны государства и общества.

Автор: Владимир Акулич, Юлия Ефименко

Источник: EKONOMIKA.BY

Картинка на заставке к новости: d_anatolich - LiveJournal

Leave a comment

Миссия

Продвигать аналитику для информирования и выработки доказательной политики, адвокатировать развитие частного сектора.

Портал ЭКОНОМИКА.BY

О портале

For using special positions

http://ekonomika.by

For customize module in special position

http://ekonomika.by

Template Settings

Color

For each color, the params below will give default values
Blue Green Red Radian
Select menu
Google Font
Body Font-size
Body Font-family