wrapper

Новости - слайдер на главной

Актуальное интервью

Дайнеко: Мы можем в скором будущем прийти к очередной серьезной девальвации

30-01-13-04Экономические власти Беларуси вынашивают грандиозные планы на 2013 год. Это и прирост ВВП на 8,5%, и увеличение зарплат, и грандиозная модернизация предприятий. Однако потянет ли Беларусь такую ношу? Не помешает ли этим планам глобальный кризис?

На вопросы TUT.BY ответил административный директор Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Павел Данейко.

- На недавней конференции вы заявили, что Беларуси предстоит существовать в условиях глобального кризиса…

- Нынешний кризис не новый, он часть системного кризиса, который начался в мировой экономике в 2008 году. Во время таких кризисов экономическая система переходит из одного состояния в другое. Аналогичные события наблюдались в 1920-е годы. Чтобы выйти из кризиса, надо перестроить существующую экономическую систему, финансовые рынки, социальные и торговые отношения. Это довольно длительный процесс, поэтому можно ожидать, что кризис перейдет в длительную рецессию.

Нынешний цикл связан с европейским долговым кризисом. Европа сейчас - главный потребитель китайских товаров. Германия - главный поставщик технологий в Китай. Когда в Европе свернулось потребление, свернулось производство и в Китае. Соответственно, поставки европейских технологий в Китай тоже свернулись. Получилась кризисная зона, выйти из которой можно лишь путем значимых изменений на рынке труда и инвестиций в новую технологическую базу европейской экономики. Немцы, которые успели провести реформу рынка труда до кризиса, оказались в наиболее выигрышном положении.

В Китае экономика переходит из юности в более зрелый возраст. По итогам 9 месяцев 2012 года ежемесячная средняя зарплата в этой стране составляла 620 долларов. Китай уходит из экономики дешевой рабочей силы. Это означает, что темпы экспорта будут падать, а рост будет генерироваться за счет внутреннего спроса. Легкая промышленность будет сворачиваться, будет наращиваться более технологичное производство. Станет актуален вопрос экологии.

- Для Беларуси один из ключевых торговых партнеров - это Россия. Как этот кризис коснется соседней страны?

- Для России главным результатом станет снижение цен на нефть. Его можно ожидать уже в 2013 году. Прогнозируемая цена - ниже 100 долларов за баррель.

Сегодня аналитики предвещают падение цен в энергетической отрасли. Нефтедобывающая отрасль развивается циклически. Период высоких цен приводит к интенсивному инвестированию, что позволяет увеличить объемы продаж и производства, соответственно, цены падают. После этого следует цикл низких цен и минимальных инвестиций. По прогнозам аналитиков, Канада и США скоро станут крупными экспортерами нефти. Это приведет к серьезному падению цен на энергоносители. Этот процесс уже начался благодаря сланцевой революции в США. Это означает, что в среднесрочной перспективе в России будет довольно сложная экономическая ситуация.

Для Беларуси это серьезный вызов, потому что Россия является нашим основным рынком сбыта.

С одной стороны, по мере обогащения российского бизнеса россияне уходят от дешевых, среднего качества белорусских товаров. Но торможение роста их доходов может открыть ниши для белорусскх товаров, и это нам в плюс. Правда, сокращается сам объем спроса, что повысит конкуренцию. Я не уверен, что белорусские предприятия смогут это выдержать. Так что с одной стороны это шанс, с другой - достаточно серьезная угроза.

Помимо этого, встанет вопрос о возможностях дальнейшего льготирования белорусской экономики со стороны России. Сейчас Беларусь дотируется российской стороной на сумму порядка 4 млрд долларов в год. Пока цены на нефть высоки, для России это немного. Но если доходы от нефти будут падать и бюджетная напряженность в России будет высокой, тогда такой дотации не будет.

К тому же не стоит забывать, что в торговом балансе Беларуси значительная часть валютной выручки поступает от торговли нефтепродуктами. Снижение цены на них приведет к сокращению этого потока.

- Как на Беларуси отразится членство России во Всемирной торговой организации?

- В Таможенном союзе уже заложены определенные нормы ВТО. Де-факто мы несем все издержки членства в этой организации, но при этом не имеем никаких привилегий. Это довольно нелепая ситуация. Нам необходимо как можно быстрее вступить в ВТО, чтобы исправить положение. В этом вопросе все зависит от усилий наших переговорщиков и правительства.

- Беларусь строит на текущий год большие планы: прирост ВВП на 8,5%, увеличение зарплат, модернизация… На этот же период приходится первый пик платежей по внешнему госдолгу, прогнозируется сокращение валютной выручки. Чего Беларуси стоит ожидать: очередной девальвации рубля?

- Наш анализ показывает, что если темп роста экономики будет в районе 4%, а зарплата ниже 500 долларов и жилье не будет строиться в заявленном размере, то можно будет свести концы с концами без значимой девальвации рубля. Если планы по модернизации и по строительству жилья будут реализовываться за счет эмиссионных источников, а темпы роста экономики достигнут 8,5%, мы можем в скором будущем прийти к очередной серьезной девальвации.

Сегодня основной фактор роста белорусской экономики - рост капиталоотдачи. При этом разрыв между эффективностью частных и государственных предприятий составляет 30-40%. Если мы правильно проведем приватизацию, то достигнем более высокого уровня эффективности всей экономики и получим новый источник роста. В этом случае темпы роста ВВП 8-10% в год станут реалистичными. Но без качественного изменения системы ожидать высоких темпов роста не приходится.

- Существующая долговая нагрузка Беларуси подъемна?

- С ней можно справиться при том уровне заимствований, который существует. У Министерства финансов есть совершенно логичная, реализуемая программа по погашению госдолга. Если не будут взвинчиваться внутренние расходы, она позволит пройти период больших выплат с минимальными потерями.

- Нынешний уровень золотовалютных резервов - 8 млрд долларов - удастся сохранить или даже приумножить?

- В 2013 году они, скорее всего, будут сокращаться. Все будет зависеть от экономической политики. Если не разогревать экономику, нынешний год можно пройти нормально. Если разогревать, потребуются дополнительные ресурсы. Тогда возникнут вопросы, где их взять.

- Как вариант - приватизация. Хотя, кажется, она заморожена.

- В 2009-2011 годах был приватизационный всплеск. Сейчас все тормозится. Возможно, есть определенное лоббирование со стороны директорского корпуса, местных властей. Я думаю, что в ближайшее время приватизация действительно будет заморожена. Особенно если учесть последние события - введение владельческого надзора, который очень сильно напоминает ликвидированный несколько лет назад институт "золотой" акции, недавнюю ситуацию со "Спартаком" и "Коммунаркой"… Все это вызывает у инвесторов негативную реакцию. Трудно себе представить, что на фоне этих событий они будут сюда рваться.

Я лично могу привести в пример ситуацию, когда после истории с "Коммунаркой" приостановились два проекта с хорошими западными инвестициями. Инвесторов испугала форма разрешения возникших проблем. С судебными процедурами сталкиваются и на Западе, но решение такого рода вопросов вне судебной системы вызывает большие опасения у инвесторов.

До сих пор не было ни одной крупной сделки по продаже белорусских предприятий, которая была бы успешно завершена. Сделки, которые на слуху - продажа долей сотовых операторов, Белтрансгаза - это инсайдерские сделки. Покупатели хорошо знали эти предприятия и заведомо были готовы их приобрести, то есть проблемы продать их не было.

Фактически опыта по продаже предприятий и их акций у Беларуси нет, поэтому я скептически отношусь к идеям выгодной продажи отечественных компаний и вывода их на IPO. Те, кто должен этим заниматься, не имеют ни опыта, ни адекватной правовой и методологической базы.

- Последние тенденции показывают, что приватизация возможна в пользу белорусского частного бизнеса, который замечен в дружеских отношениях с властью…

- Я бы говорил о том, что в Беларуси сегодня есть довольно крупные компании, которые бы могли поучаствовать в приватизации. Часть из них нацелена на внешние рынки. Такие компании не заинтересованы в приватизации, потому что адаптировать государственные заводы для работы на внешних рынках, как правило, сложнее, чем построить новый завод.

А есть бизнесы, которые ориентированы на внутренний рынок, внутреннее сырье, внутренние ресурсы. Вот они будут активно участвовать в приватизации, и успех этого участия, конечно, во многом будет зависеть от умения общаться с властью. Безусловно, те, кто умеют это делать, получат какие-то преимущества. Но я не вижу в этом политики государства.

- В прошлом году вызвала большой резонанс ваша статья, в которой вы защищали бизнесменов, включенных Евросоюзом в черный список.

- На "Хартии" появился список так называемых кошельков Лукашенко. Когда я увидел его, у меня возник вопрос, какие российские институты заплатили за это: в списке были все те, кто может участвовать в белорусской приватизации и заинтересованы в ней. После того как Еврокомиссия инициировала расследование в отношении этих бизнесов, западные банки начали осторожничать. Это был простой способ отрезать белорусский бизнес от дешевых западных денег.

Я как-то прочитал статью на эту тему в украинской газете. Видимо, журналисту поручили написать об этих "кошельках", и он не знал, о чем писать и что такого плохого в этих людях. По российским и украинским меркам они живут скромно, они развивают разнообразные (в том числе и нерентные) бизнесы. Украинский журналист не совсем понимал, в чем их обвинить. В моем понимании этими людьми надо гордиться, а не обливать их помоями.

Белорусский бизнес только встает на ноги, начали появляться крупные частные компании. И эти компании подвергаются атакам со стороны неких структур гражданского общества. Я считаю, что кампания, развернутая против белорусского бизнеса, является антинациональной. Если задать вопрос, кому это выгодно, то ответ - российскому бизнесу, который нашел такой способ избавиться здесь от конкурентов.

- И последний вопрос. Как в условиях кризиса смогут выживать частные и государственные предприятия?

- Частные производственные бизнесы, с которыми мы активно работаем, из прошлого кризиса вышли с ростом. А вот государственные компании многое потеряли. Потому что в частном бизнесе более гибкий менеджмент, способный быстрее подстраиваться под меняющуюся ситуацию. Вообще, во время кризисов всегда так бывает: на рынке остаются самые сильные и эффективные компании.

 

Автор: Александр Заяц

Источник: TUT.BY

 

Read more...

Лемешевский: В проигрышной партии не бывает хороших ходов

28-01-13-01На вопросы портала ЭКОНОМИКА.BY ответил доктор экономических наук Иван Михайлович ЛЕМЕШЕВСКИЙ.

Read more...

Эксперт: Власти перед выбором: промышленный вал или финансовый обвал?

08-01-13-31Пожертвуют ли власти финансовой стабильностью в угоду экспортерам и хватит ли у Минпрома сил гнать вал — реальность планов правительства по темпам роста производства на 8% и достижению положительное сальдо внешней торговли в 3 млрд. 750 млн. долларов оценивает эксперт Либерального клуба Антон БОЛТОЧКО.

— В прошлом году предприятия Минпрома дали самый большой прирост, поэтому в 2013-м выполнить валовые показатели будет сложнее. Но их можно регулировать ручным управлением, работая на вал. Если такой приказ поступит, его можно выполнить, но при условии, что дадут дешевые кредиты или субсидии в размере 1-1,5 млрд. долларов. Этого хватит для роста промышленного производства на 8%.

— Пойдут ли на это белорусские власти?

— Власти стоят перед выбором: либо финансовая стабильность, либо валовые показатели. Я делаю ставку на то, что валовые показатели будут на втором месте, а власти, прежде всего, обратят внимание на стабилизацию финансового сектора, который сейчас чувствует себя не очень хорошо: в декабре Минфин направил 8 триллионов белорусских рублей на рекапитализацию страховых компаний.

Я думаю, г-н Прокопович как экономический советник будет убеждать Лукашенко, что финансовая стабильность важнее.

— То есть, дешевых денег промышленности не дадут?

— На всех просто не хватит господдержки. Некоторых — поддержат. Все остальные будут стагнировать.

— А реально ли увеличить рентабельность промышленных предприятий на 12%?

— Рентабельность — показатель, которым можно манипулировать. Если прикажут, то бухгалтерии предприятий его смогут нарисовать. Но кому от этого лучше? Реально повысить рентабельность не удастся. Ведь доля импортных комплектующих очень велика. И если будут увеличивать их закупки, то и стоимость конечного товара будет расти. В таких условиях вряд ли удастся выйти на высокую рентабельность.

Тем более, что значительно вырастет конкуренция, поскольку на рынке Таможенного союза появятся китайцы. На Европу мы и сами не ориентируемся. Да и белорусские промышленные товары не того качества, чтобы конкурировать с западными.

— Цифра, которую невозможно нарисовать — увеличение экспорта. Реально ли Минпрому увеличить его на 17% и достичь положительного сальдо в 3 млрд 750 млн долларов?

— Действительно, здесь не обманешь никак. Сразу скажу: данный показатель практически не выполним. Нет в Беларуси предприятий, которые могут дать такой рост. Очевидно, эти показатели принимались с надеждой получить в полном объеме дешевую российскую нефть. Но Москва подходит к этому вопросу очень осторожно. Определенности с поставками нефти на весь год нет.

Вторая возможность увеличить экспорт — за счет роста поставок на российский рынок. Но вряд ли у России будет такой большой спрос на белорусскую продукцию. Тем более, что по некоторым позициям мы конкурируем с россиянами. Мой прогноз: в лучшем случае удастся выйти на минимальное положительное сальдо 1 млрд долларов. Не больше.

— А реально ли продать I РО ОАО «Б ел АЗ» на 150-180 млн долларов?

— Спрос на акции Б ел АЗа на мировом рынке будет огромен. Но белорусские власти сами боятся выходить на рынок I РО. У них идеологические опасения: мол, скупят все иностранцы. Но если все-таки отважатся, то акции БелАЗа могут принести и больше запланированных 150-180 млн долларов.

— А что может спасти белорусскую промышленность?

— Модернизация. А для этого нужны огромные инвестиции. Власти, скорее всего, просто будут поддерживать на плаву предприятия, на большее денег не хватит. У нас же реально зарабатывают порядка 50 промышленных предприятий.

— Может, хотя бы безысходность подтолкнет власти к массовой распродаже убыточных?

— Массовой приватизации не будет: власти ее боятся, чтобы не утратить контроль. Продадут несколько активов на необходимые 2 млрд долларов, чтобы продержатся этот год. А на будущее никто не загадывает.

— Тем не менее запланирован рост средней зарплаты на предприятиях Минпрома с 560 до 675 долларов. За счет чего?

— А вот это как раз-таки вполне вероятно. За счет кредитной эмиссии. Но чревато инфляцией. Нацбанк таким повышениям будет сопротивляться.

— И спасать экспортеров за счет девальвации власти тоже не будут?

— Я думаю, резкой девальвации не будет в этом году. Она будет плавной: до 9100 рублей за доллар, возможно, чуть больше.

 

Автор: Николай Викторович

Источник: Завтра твоей страны

Read more...

Заико: В идеале белорусы могли бы не работать

26-12-12-05О белорусском экспорте и действующей в стране акционерной системе рассуждает директор аналитического центра «Стратегия» Леонид ЗАИКО.

- Согласно последним данным в январе-октябре 2012 года положительное сальдо внешней торговли товарами Беларуси составило около 914 млн долларов, причём за октябрь оно сократилось на треть. Почему сальдо пошло на убыль?

- Возникли ограничения на получение дешёвых нефтепродуктов по 400 долларов за тонну. В мире ни у кого нет такой практики – покупать по 400 долларов, только у нас и только благодаря отношениям с Россией. Сейчас чуть-чуть ухудшились эти отношения, потому что мы не очень хорошо распоряжались чистой и переработанной нефтью – много продавали под видом растворителей и разбавителей. Россияне обиделись.

- За аналогичный период 2011 года Беларусь имела отрицательное сальдо торгового баланса товарами в размере 3,64 млрд долларов. В сравнении с этим – позитивный рост налицо. Его львиную долю сформировали растворители или можно говорить о развитии иных экспортных направлений?

- Мы экспортируем в Россию меньше, чем в ЕС, но российский экспорт – основной. По большей части в РФ идут мясо и мясопродукты. В этом году в сравнении с прошлым мы продали в три раза больше колбас и крепких спиртных напитков. Молочные продукты - за 9 месяцев продали сыров почти на 500 млн долларов. По молочным продуктам мы уже опережаем продажи тракторов. Это рождает определённые новые тренды. Мало кто знает: мы в этом году до октября продали в Россию на 0,5 миллиарда долларов легковых автомобилей.

Касательно других позиций: на 1 млрд долларов мы продали грузовых автомобилей, здесь отмечается рост. Молока в этом году продали на 580 млн долларов, тракторов – на 672 млн, грузовых авто – на 900 млн. У нас растут продажи молочных продуктов – 149%, но падают продажи масла и твёрдых сыров.

- То есть сказать, что подавляющее большинство белорусского экспорта формируют нефтепродукты, нельзя?

- В 90-е мы закупали 8-10 млн тонн нефти, и нам хватало для внутреннего пользования. Вообще Беларуси нужно 7 млн. Но в стране есть два нефтеперерабатывающих завода на 30 млн тонн. Всё, что мы завозим свыше 7 млн тонн, идёт на переработку. В идеале белорусы могли бы даже не работать. Берём нефть, пропускаем её через два завода и отдыхаем: купили сырьё за 400 долларов, а продали по 900. Я подсчитал, что при таких условиях бензин белорусам мог бы доставаться бесплатно, но мы ведь и на своих хотим заработать. Пока нас нефтепродукты и продовольствие вытаскивают, но это так называемый «старый» экспорт - вот если бы мы мобильники продавали, или, например, компьютеры…

Кстати, касательно компьютеров - традиционно мы поставляем ноутбуки из Китая, но в этом году самый большой прирост ввоза был из России – 281%. А ведь у нас был свой завод, где делали платы, микросхемы. Почему сейчас мы ввозим компьютеры из России? Почему сами не можем делать? Я помню, в 1993 году у нас был сделан свой ноутбук, стоил порядка 150 долларов…

- Согласно Национальной программе развития экспорта РБ на 2011-2015 годы долю высокотехнологичной продукции в общем объёме экспорта планируется довести до 14-15%. Может, вспомнят о белорусском ноутбуке, например, в недрах Парка высоких технологий?

- Я бывал в нашем ПВТ, слушал их отчёты. Беларусь гордится игрой World of Tanks («Мир танков»)... Только это всего лишь маленький бизнес. Это хорошая поделка, но что ещё вы умеете делать? Где ваши мощные программные продукты?

Понимаете? Сидят люди и играют, вместо того чтобы делом заниматься. Нет, ребята, так не пойдёт, сделайте программу, которая тестировала бы IQ белорусских чиновников по их высказываниям. Интересно было бы посмотреть, что в стране происходит, ведь язык – это функция мозга.

- Давайте перечислим, какие позиции товаров/услуг формируют белорусский экспорт.

- Основные экспортные позиции: нефтепродукты (48%), затем – продукты питания: молочные продукты и мясопродукты, калийные удобрения, как ни удивительно – сахар. Экспорт транспортных и строительных услуг.

- У белорусов на счетах лежит порядка 6-7 млрд долларов. Какие условия в стране созданы для того, чтобы эти средства могли напрямую быть использованы в развитии национальной экономики и стимулировании экспорта? Поговорим о действующей в стране акционерной системе.

- Для меня как для экономиста идеальная картина: в кармане лежит 10-20 тысяч белорусских рублей, 2-3 доллара и больше ничего. Деньги должны работать. Если человек имеет в кошельке миллион, это крайне негативно для существующей банковской системы и приговор для страны.

Акционерные общества для нас пока формальность. Анализируя процессы выплаты дивидендов с 1994-1995 годов, могу сказать, что 90% акционерных обществ их не производят. В 90-х была так называемая скрытая приватизация, а сейчас возникают конфликты той модели приватизации и нынешней борьбы за экономическую собственность. Но всё самое интересное ещё впереди. Всё, что сейчас есть в Беларуси, было создано в советское время. Но где эти собственники? Они уже на пенсии.

 

Источник: Аргументы и факты в Беларуси

Read more...

Френсис Делей: В экономику Беларуси нами было вложено € 987 миллионов

08-11-12-03В чем отличительная особенность бизнес-среды Беларуси, каковы основные принципы выбора проектов для инвестирования ЕБРР? Об этом и не только рассказал Френсис Делей – глава представительства ЕБРР в Минске.

– Расскажите об основной задаче ЕБРР в Беларуси?

–  Главная задача нашей организации в Беларуси – содействие развитию рыночной экономики путем инвестирования.

С момента начала деятельность в вашей стране, а это 1992 год, в экономику Беларуси нами было вложено € 987 млн. ​​ Это 43 проекта с их общей стоимостью € 1,4 миллиарда. Текущий инвестиционный портфель составляет € 346 миллионов. И это исключая вложенные средства в многочисленные проекты в частном секторе, а также в модернизацию Оршанской электростанции и трассы «Брест-Москва» (М1), при этом все проекты уже завершены.

–  В чем вы видите основные отличительные особенности бизнес-среды Беларуси от других стран?

–  Они вытекают из того, что в отличие от других стран региона, для Беларуси характерно доминирование государственных предприятий и соответствующего контроля в экономике. Госпредприятия производят три четверти ВВП, на них работает большая часть общей рабочей силы страны. Более того в Беларуси до сих пор проводится государственный контроль над ценами, в обязательном порядке отслеживаются целевые показатели в экономике. В определенном смысле модель, при которой доминирует государственный контроль, может быть благополучной для страны. Но, не смотря на то, что благодаря доступу к дешевым энергоресурсам из России, Беларуси удалось достичь заметного социально-экономического прогресса до 2008 года, все же мирровый финансовый кризис 2009 года и тяжелое положение всей экономики страны в 2011 году обнажили скрытые проблемы, продемонстрировав конечность существующей экономической модели.

Крайне важно, чтобы по завершении стабилизации экономики, власти страны продолжили структурные реформы, часть из которых уже намечена в Директиве Президента№4. Без реформ невозможен долгосрочный и устойчивый экономический рост

–  Каким проектам было отдано предпочтение и почему?

–  У нас нет наиболее или наименее предпочтительных секторов для инвестиций. Каждый проект мы оцениваем по существу, определяя его слабые и сильные стороны. Для нас важно убедиться, что он максимально соответствует нашим требованиям. Мы рассматриваем любые проекты, кроме тех, которые связанны с азартными играми, пагубными для здоровья человека веществами (табак, алкоголь и т.д.), а также с любым военизированными подтекстами.

В нашем профессиональном портфеле масса проектов, связанных с инвестициями в частный сектор. На сегодняшний день 53% инвестиций направлены в сторону акционерных обществ: мы отработали с 21 организациями на общую сумму в € 230 миллионов. Что, кстати, уже опережает финансовый сектор, который, в смысле наших инвестиций долгое время доминировал. Нами были профинансированы проекты деревоперерабатывающей промышленности. Например, опираясь на опыт работы с «Пинскдрев» мы поддержали такие предприятия как Kronospan, Mebelain (входит в группу Мебель SBA). Плюс к этому мы инвестировали в текстильную промышленность, розничную торговлю и телекоммуникационный сектор.

Инвестиции же в финансовый сектор, на данный момент составляют 47%: ЕБРР сотрудничает с девятью банками-партнерами и является акционерами двух из них.

–  В чем вы видите основное значение Всемирной недели предпринимательства для Беларуси?

–  Предпринимательство как таковое играет ключевую роль в развитии экономики любой страны. В Беларуси, где, как я уже сказал, влияние государства по-прежнему огромно, развитие предпринимательства имеет решающее значение для стабильного развития частного сектора. Надеюсь, что Всемирная неделя предпринимательства в Минске сможет предложить те необходимые платформы, которые помогут уже работающим и начинающим предпринимателям укреплять бизнес, посодействует началу или продолжению открытого диалога с властными структурами.

 

Источник: BEL.BIZ

 


 

Read more...

Петренко: Что ждет индивидуальных предпринимателей в следующем году

01-11-12-04О том, как складываются отношения ИП с бюджетом и что ждет эту категорию плательщиков в будущем году, «Экономической газете» рассказала начальник управления налогообложения индивидуальных предпринимателей Министерства по налогам и сборам Татьяна Петренко.

— Татьяна Григорьевна, давайте начнем с цифр. Сколько в стране индивидуальных предпринимателей и многие ли из них применяют упрощенную систему налогообложения и единый налог? Какова роль ИП в наполнении государственной казны?

— На 1 октября т.г. на учете в налоговых органах состояло 231 860 индивидуальных предпринимателей — на 4,2% больше, чем год назад. Только за 9 месяцев ряды ИП пополнились на 12 575 человек. В последнее время становится все больше предпринимателей, работающих на УСН. Если в прошлом году их было 32,2% от общего числа ИП, а вклад в общей сумме налоговых поступлений от ИП составлял 31,8%, то в текущем году — 36,7% и 37% соответственно. Кроме того, в 2012 г. 43,4% ИП уплачивают единый налог, а их доля в общих налоговых поступлениях от ИП составила 44,5%.

О роли индивидуальных предпринимателей можно судить и по таким цифрам: за 9 месяцев 2012 г. они заплатили 1564,1 млн Br налоговых платежей и их доля в доходах государственного бюджета, контролируемых налоговыми органами, составила 2,2%, а за аналогичный период 2011 г. — 2,3%. Впрочем, некоторое уменьшение этого показателя обусловлено структурными сдвигами. Скажем, на 01.10.2012 в республике насчитывалось почти 330 тыс. субъектов малого предпринимательства. Их количество за 3 года возросло на 31 тыс., а вклад в налоговые поступления — с 18% до 22,7%. При этом доля непосредственно организаций — субъектов малого предпринимательства в налоговых поступлениях увеличилась с 15,6% до 20,5%.

— В последнее время государство не раз заявляло, что возлагает большие надежды на малый бизнес. Однако некоторые предпринимательские союзы считают, что налоговая нагрузка в этом сегменте у нас по-прежнему слишком высока и не стимулирует его развитие. Действительно ли это так?

— Я считаю, что как раз положительные изменения в налоговой системе за последние годы и прежде всего широкое внедрение упрощенной системы налогообложения существенно облегчили налоговую нагрузку на малый бизнес. С 2013 г. она еще заметнее сократится за счет снижения налоговых ставок.

— Играет ли система налогообложения стимулирующую роль в развитии малого бизнеса в нашей стране? Может быть, стоит по примеру некоторых государств освободить его от налогов на какое-то время?

— Налоговых стимулов для малого бизнеса в последнее время появилось немало. Один из них — Декрет Президента от 07.05.2012 № 6, позволяющий индивидуальным предпринимателям и коммерческим организациям в средних, малых городских поселениях, сельской местности в течение 7 лет со дня их государственной регистрации при реализации товаров, работ и услуг собственного производства не уплачивать ряд налогов, в т.ч. подоходный налог, налог на прибыль.

Кроме того, индивидуальные предприниматели, осуществляющие реализацию на экспорт товаров отечественного производства, приобретенных у производителей таких товаров или у оптовых организаций, могут применять особый порядок налогообложения, установленный Указом Президента от 25.09.2009 № 477, который предусматривает уплату единого торгового сбора в размере 35 тыс. Br в месяц.

— С 2012 г. существенно возросли базовые ставки единого налога, что Минфин и МНС объясняли девальвацией и высокими темпами инфляции. Будут ли базовые ставки увеличены с 2013 г.?

— Да, они увеличатся, а именно будут проиндексированы на уровень инфляции. Но хочу обратить внимание, что речь идет о базовых ставках единого налога, а конкретные ставки установят местные органы власти.

 

— В России при упрощенной системе налогообложения в качестве налоговой базы можно использовать доходы или из доходов вычитать расходы. При этом действуют разные ставки налога. Некоторые специалисты считают, что этот метод можно было бы применять и у нас, поскольку если учитывать расходы, то налоговое бремя будет ниже. К тому же можно было бы учесть расходы на приобретение, модернизацию и реконструкцию основных средств и т.п., а также переносить убытки на будущие периоды. Может быть, и нам стоило бы дать возможность учитывать расходы при УСН?

— Это существенно усложнит администрирование налога при упрощенной системе налогообложения. Поэтому я думаю, что в таком методе исчисления налога при УСН пока нет необходимости. Ставки и так невысоки, и к тому же на следующий год они снижены, а их количество сокращено. Не надо забывать, что упрощенная система — это не льготный, а особый режим налогообложения. Он призван максимально облегчить для малого бизнеса порядок исчисления и уплаты налогов, сократить издержки на содержание бухгалтерской службы. Каждый должен самостоятельно принять решение, насколько для него будет выгодно перейти на УСН.

Упомянутый вами порядок учета расходов не только увеличит документооборот, но и вызовет ряд вопросов у плательщиков, заставит их вести довольно объемный учет, а для налоговых органов возрастут издержки на администрирование налогов при УСН. С другой стороны, если при налогообложении расходы не учитываются, то каждый плательщик будет стремиться их сократить.

— Но разве введение налогов на недвижимость и земельного налога не усложнит администрирование при УСН для «ипэшников»?

— Да, но для очень небольшой доли индивидуальных предпринимателей. Недвижимость площадью свыше 1500 м2 имеет совсем незначительная часть индивидуальных предпринимателей, в частности, те, которым принадлежат торговые центры. А почему бюджет должен терять доходы от налогов на недвижимость и земельного от применяющих «упрощенку», но имеющих такие крупные объекты, которые, как правило, непосредственно в своей предпринимательской деятельности не используются, а передаются в аренду или безвозмездное пользование другим субъектам?

— Еще одно предложение, поступившее от некоторых бизнес-союзов: ввести в Беларуси систему патентов. За рубежом она тоже имеет свои преимущества…

— В свое время мы от этого ушли. Да, патент имеет преимущества прежде всего за счет простоты уплаты налога. Размер платежа стабильный, что позволяет рассчитать свои возможности. Но такая система налогообложения не всегда справедлива, поскольку доходы у субъектов предпринимательства, занимающихся в одинаковых условиях одним и тем же видом деятельности, могут очень сильно различаться. В этом случае нарушается один из основополагающих принципов налогообложения: на равный доход — равный налог. Разумеется, что есть сферы деятельности, выручку в которых весьма сложно контролировать, например, автобизнес, интернет-торговля, бытовые услуги, строительство. Но возвращаться к патентам, думаю, нецелесообразно.

— А как обстоят дела с ошибками при исчислении налогов у предпринимателей: в последние годы их стало больше или меньше?

— Конечно, меньше. В принципе налоги никто платить не любит. Тем не менее налоговая культура у индивидуальных предпринимателей из года в год повышается, хотя, конечно, всегда будут находиться желающие скрывать свои доходы от налогообложения.

Налоговые органы, в свою очередь, активизировали разъяснительную работу. Достаточно сказать, что помимо семинаров и консультаций в налоговых инспекциях, выступлений в СМИ наши инспекторы «идут в народ», т.е. сами выезжают на рынки и торговые объекты, чтобы ответить на вопросы налогоплательщиков прямо на месте их деятельности. Графики таких встреч размещаются на сайте МНС (nalog.gov.by).

Кстати, в последнее время и вопросов, поступающих от ИП, стало меньше, что явно свидетельствует о том, что налоговое законодательство стало проще и понятнее. Тем не менее для индивидуальных предпринимателей организована телефонная справочная система налоговых органов, где по телефону (017) 229-79-79 они могут получить ответы на интересующие их вопросы налогообложения.

Вместе с тем для налоговиков же по-прежнему основной проблемой является борьба с сокрытием выручки от налогообложения.

— Вероятно, это не единственная проблема. В каком направлении должно совершенствоваться налогообложение индивидуальных предпринимателей в Беларуси?

— Глобальных, если так можно выразиться, проблем в налогообложении индивидуальных предпринимателей в Беларуси я не вижу. Конечно, есть отдельные вопросы, например, необходимость дополнительного регулирования порядка отражения в налоговом учете индивидуальных предпринимателей сумм дебиторской и кредиторской задолженности, и мы будем над ними думать.

 

Источник: БЕЛТА


 

Read more...

Марголин: Точка невозврата в интеграции Беларуси и России пройдена

15-10-12-11Беларусь прекратила экспорт растворителей с 6 октября нынешнего года. Об этом сообщил Агентству нефтяной информации заместитель министра энергетики РФ Павел Федоров. Однако премьер-министр Михаил Мясниковича, еще 14 сентября заявил, что последний вагон с растворителями, изготовленными из российской нефти, покинул белорусскую территорию 4 августа. Получается, что главу правительства либо подставили, либо он вынужден был озвучить не соответствующую действительности информацию?

По просьбе «Завтра твоей страны» эту щекотливую ситуацию и белорусско-российские нефтяные отношения в целом анализирует экономист Лев Марголин.

- Лев Федорович, как сопоставить заявления Федорова и Мясниковича?

- Здесь два возможных варианта: или обманули Мясниковича, или обманул Мясникович. Мы узнаем об этом в ближайшие дни. Я думаю, если обманули Мясниковича, то он должен разозлиться, и сделать какие-то организационные выводы. Если же обманул Мясникович, то, наверное, белорусские государственные средства массовой информации сделают вид, что ничего не слышали и ничего не видели.

-- На ваш взгляд, почему белорусские власти, публично заверив о прекращении экспорта растворителей, на свой страх и риск продолжали этот бизнес?

-- А уж очень сладкий кусок! Вот и гнали, наверное, до последнего момента. Впрочем, я не исключаю, что и дальше будут какие-то поставки сырья и отправки этих растворителей. От такого выгодного бизнеса трудно добровольно отказаться.

- Павел Федоров также посетовал, что Беларусь нарушает баланс обратной поставки в Россию моторного топлива. На ваш взгляд, почему белорусские нефтеперерабатывающие заводы игнорируют эти договоренности?

- Возврат топлива в Россию не очень выгоден белорусским производителям. Низкая рентабельность, а кое-где, говорят, это вообще нерентабельно. Поэтому, когда нет материальной заинтересованности, то всячески стараются этого избежать. А это ведь часть договоренностей. Я думаю, что сокращение поставок нефти в четвертом квартале в определенной степени связано с тем, что Беларусь не выполняла свои обязательства по возврату нефтепродуктов в Россию и всеми способами цеплялась за эти растворители и разбавители.

- Как Россия может заставить Беларусь выполнить договоренности о поставках нефтепродуктов?

- Кроме межправительственных соглашений есть какие-то договорные обязательства между субъектами хозяйствования. Там, наверняка, предусмотрены определенные штрафные санкции. Скорее всего, если так, то Россия не будет переводить это в политическую плоскость, а ограничится юридическими мерами. Но там есть определенный люфт: если Беларусь не восполнит эту недостачу, то, скорее всего, российский покупатель, который заключал контракт на приобретение этого моторного топлива, просто или предъявит иск, или подаст претензию в суд.

- Отразится ли всё это на подписании новых договоров на поставки российской нефти в Беларусь?

- Я думаю, отразится только в том смысле, что Россия постарается в условиях поставки нефти по максимуму закрыть те дырки, которые остались в этом году. То есть, могут быть предусмотрены какие-то дополнительные ограничения и обязательства для белорусской стороны. Но я не думаю, что это как-то скажется на объемах поставок.

- Может ли Россия вернуть пошлины на поставляемую в Беларусь нефть?

- Ни в коем случае! Этот вариант возможен только, если Беларусь сделает какие-то резкие шаги в сторону от дальнейшей интеграции. Потому что Россия как автор и как крестная мать всех этих интеграционных процессов в экономике не может себе позволить отступиться от имеющихся договоренностей. Наоборот, она будет прилагать все усилия, чтобы заставить Беларусь строго их соблюдать.

А вот наша экономика, и это уже много раз подчеркивали эксперты, не приспособлена к существованию в таких условиях. Поэтому на закрытые дырки в одних позициях будут искать другие возможные выходы. Но де-юре проводить такие действия не будут ни в коем случае.

- Но если Россия перекроет все лазейки, возможно ли, что белорусское руководство не пойдет на дальнейшую, более тесную, интеграцию в рамках ЕЭП?

- Я думаю, что в этом смысле точка невозврата пройдена. Игнорировать эти интеграционные процессы можно было бы только в том случае, если бы оставалась открытой дверь на Запад. Тогда можно было бы решать, как и куда двигаться. На сегодняшний момент других возможностей у Лукашенко нет. Он, конечно, будет сопротивляться, будет тянуть резину, но эти процессы будут продолжаться. Другого выхода у него просто нет.

 

Автор: Геннадий Косарев

Источник: Завтра твоей страны

Read more...

Злотников: Население не отличает номинальные доллары от реальных

31-08-12-03Экономист Леонид Злотников рассказал, почему 700 долларов зарплаты - это действительно 500 долларов и откуда берутся деньги на повышение зарплат.

Еврорадио: "Председатель Комитета по труду, занятости и социальной защите Мингорисполкома Жанна Романович заявила, что среднемесячная заработная плата в Минске к концу этого года достигнет почти 5 миллионов. Это даже не обещанные ранее 500, а 700 долларов. Насколько реальны эти цифры?"

Леонид Злотников: "Я бы не сказал, что это будет 700 долларов. Надо отличать доллар номинальный от реального. Если в июле средняя зарплата по Беларуси составила 450 долларов, то в реальных долларах - 386. Что значит "в реальных долларах"? В сравнении с январем номинальный доллар вырос на 29%, но в то же время рост цен снизил его покупательную способность. Проще говоря, сегодня на 386 долларов можно купить столько, сколько можно было купить в начале года на 450. Поэтому в реальных долларах зарплата будет не 700 долларов, а чуть больше 500.

Население обычно не отличает номинальные доллары от реальных, но нужно учитывать, что покупательная способность доллара в этом году падает. Поэтому, если номинально он вырос, то реально он тоже вырос, но не на столько".

Еврорадио: "Совет министров в свою очередь принял решение о повышении тарифной ставки первого разряда до 225 тысяч белорусских рублей. Может ли это существенно повлиять на состояние нашей экономики, учитывая, что большинство экспертов считает нынешнюю ситуацию достаточно стабильной?"

Леонид Злотников: "Сразу напомню, что зарплата должна вырасти примерно на 50% в долларовом измерении по сравнению с началом года. То есть, если в январе средняя зарплата была 345 долларов, то рост должен быть примерно на 50%. А рост производительности труда, которым измеряется рост ВВП - 5%. Представьте себе задачу: этот пирог ВВП, который все делят между собой - на инвестиции, на заработки и на бюджет - увеличился на 5%. А кусок пирога, который будет потреблять население, должен вырасти на 50%. По этим цифрам видно, насколько население будет потреблять больше, чем позволяет экономика.

Денежная масса в обороте выросла на 37%, а инфляция выросла на 11%. Понятно, что денежная масса превысила рост ВВП, а Нацбанк искусственно сдерживает инфляцию тем, что не дает денежной массе попасть в оборот. Если бы не это сдерживание - зарплата не увеличилась бы так сильно. Но долго так нельзя сдерживать.

Давайте представим себе следующий год. Зарплата была 345 долларов, стала 500. А как поддерживать этот высокий уровень в следующем году, откуда брать ресурсы? Можно одолжить, но много нам сейчас не дадут. Можно продать "Беларуськалий" и на один год повысить зарплату, а что дальше? Конечно, то, что сейчас делается - неподъемно для Беларуси. Можно искусственно продержаться до конца года, но дальше я не вижу, за счет чего можно держаться".

Еврорадио: "Что в таком случае грозит белорусам? Можно говорить об очередной девальвации?"

Леонид Злотников: "Я привел цифры. Мы можем и не провалиться, но для этого нужно радикально менять экономическую политику, идти на серьезную приватизацию и на первое время, может, даже доходы от приватизации проесть, но за это время повысить конкурентоспособность экономики. Если мы будем проводить реформы, которых от нас ждут и МВФ, и Россия, они помогут нам кредитами. Потребление тогда снизится, но не настолько, как в процессе девальвации 2011 года. Если этих реформ не будет, если помощи не будет, если крупных доходов от приватизации не будет, тогда, по моему мнению, девальвация неизбежна".

 

Автор: Ліза Кучаравая

Источник: Еўрарадыё

 

Read more...

Миссия

Продвигать аналитику для информирования и выработки доказательной политики, адвокатировать развитие частного сектора.

Портал ЭКОНОМИКА.BY

О портале

For using special positions

http://ekonomika.by

For customize module in special position

http://ekonomika.by

Template Settings

Color

For each color, the params below will give default values
Blue Green Red Radian
Select menu
Google Font
Body Font-size
Body Font-family