wrapper

Новости

Структурные реформы

Выполнят ли экономические власти Беларуси противоречащие друг другу задачи

15-01-13-17В прошлом году пришло осознание властями нескольких принципиальных особенностей белорусской экономики. С одной стороны, инфляционные и девальвационные ожидания экономических агентов оказались не просто гораздо более живучи, чем того хотелось бы финансовым регуляторам, но они еще к тому же весьма непредсказуемы в своих проявлениях. Это серьезно осложняет задачи Нацбанка на следующий год по постепенному переходу от управляемого обменного курса к управляемой инфляции.

С другой стороны, труднообъяснимое решение конца прошлого года о "поголовной модернизации" (понимаемой исключительно как модернизации технологической) может свидетельствовать об осознании того, что в рамках традиционной белорусской экономической модели нет источников сколько-нибудь серьезного роста, не ставящего под угрозу устойчивость валютного и денежного рынка. Сознательный отказ от радикальных рыночных реформ в пользу обновления основных фондов машиностроения и подмены экономических стимулов внеэкономическим принуждением – долгосрочный тренд.

Приходится признать, что в начале 2013 года неопределенность относительно перспектив экономики и действий экономических властей выросла по сравнению с прошлым годом. Это серьезно сокращает горизонт планирования и ухудшает качество макроэкономических прогнозов.

Как будет жить Беларусь в новом экономическом году, в программе "Экономика на пальцах" рассуждали Сергей Чалый и Дмитрий Крук, экономист BEROC (Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра).

Сергей Чалый: В начале прошлого года мы называли прогнозный курс на конец прошлого года выше, чем в итоге получилось, – 9 500 руб. Почему он оказался крепче?

Дмитрий Крук: На мой взгляд, прогнозы 9 500-10 000 руб. давались под влиянием новых схем торговли. В рамках этих прогнозов курс 9 500 руб. позволял обеспечить сальдо торгового баланса, близкое к нулевому, без учета растворителей и разбавителей. Но тогда не учитывались инфляционные ожидания. В среднесрочном периоде курс должен формироваться исходя из фундаментальных факторов, которые могут быть обоснованы спекулятивными причинами, но здесь и сейчас на него может повлиять решение какого-то игрока. Ожидания людей, которые ждут ускорения роста цен и девальвации, влияют на динамику обменного курса. На сегодня это достаточно значимый фактор для формирования равновесия на нашем рынке.

Возможно, курс переоценен на 10-15%. Но если добавить инфляционные и девальвационные ожидания, скачок может быть больше. Сейчас его не происходит, потому что эти ожидания учтены в высоких процентных ставках, которые предлагают банки.

Сергей Чалый: То, что процентные ставки оказались выше, чем прогнозировалось в течение всего прошлого года, сыграло свою роль в укреплении курса белорусского рубля.

Дмитрий Крук: Влияние есть, но изначально тренд для курса был задан положительным торговым сальдо в первом полугодии. Потом высокие процентные ставки не позволили инфляционным ожиданиям негативно повлиять.

Сергей Чалый: Главным итогом прошлого года является понимание, что макроэкономическое равновесие, которого достигли осенью прошлого года, настолько хрупкое, что любые попытки разогнать доходы, стимулировать экономический рост моментально пресекались. В прошлом году было две таких попытки. Это тут же приводило к панике, с которой Нацбанку приходилось титаническими усилиями справляться. Для меня загадка, почему период реакции так сильно сократился. Теоретически такие вещи случаются, когда в экономике степень нервов очень высока.

Дмитрий Крук: Проблема не в том, что инфляционные ожидания выросли, а в том, что они стали крайне неустойчивыми. Если раньше на поведение типичного вкладчика влияли процентные ставки и угроза падения метеорита, сегодня на его решение влияет бюджетный обрыв в США, кризис в Греции. Это становится фактором инфляционных ожиданий. Включаются информационные механизмы принятия решений, и уменьшается лаг между событиями и изменением обменного курса. Этот механизм становится угрозой для передачи кризисов извне. Еще один важный итог 2012 года – существенно возросла уязвимость Беларуси к внешним кризисам.

Сергей Чалый: Благодаря таким психологическим механизмам можно говорить, что мы теперь часть мировой финансовой системы. Уже даже новость о том, что что-то может произойти в России, влияет на наше поведение.

Дмитрий Крук: Нацбанк невольным образом оказался ловушкой для монетарной политики. С одной стороны, мы имеем неустойчивые и высокие инфляционные ожидания. Причем это характерно сейчас практически для всех стран. После такого резкого скачка инфляции и девальвации инфляционные ожидания будут существовать еще достаточно долго. С другой стороны, чтобы ограничить инфляционные и девальвационные ожидания, нужен какой-то якорь. Якорь в виде инфляции не включен, в полной мере использовать его Нацбанк не готов по ряду причин. Поэтому периодически возникает соблазн использовать другой якорь и возвращаться к обменному курсу.

Второй инструмент, который пытался задействовать Нацбанк, процентные ставки. Но этих инструментов не всегда оказывается достаточно или они препятствуют росту валового внутреннего продукта. В итоге Нацбанк приходит к противоречию: с одной стороны, он хочет, чтобы гибкость курса ничем не ограничивалась; с другой стороны, он вынужден ограничивать гибкость курса и увеличивать процентные ставки.

Курс сейчас является причиной неравновесия, потому что фундаментальных предпосылок, чтобы улучшить сальдо текущего счета, на данный момент не видно.

Сергей Чалый: Теперь нет никаких инструментов для искусственного стимулирования роста доходов, которые не приводили моментально к новым кризисам. Для прогноза на нынешний год важно понять, какими инструментами обладают наши власти, чтобы управлять этой ситуацией. При этом мы, в гораздо более преувеличенном виде, находимся в ситуации начала прошлого года, когда снова заданы противоречащие друг другу задачи: 15%-й рост экспорта, 8,5%-й рост ВВП и при этом сохранение макростабильности.

Дмитрий Крук: В августе и сентябре резко начали выдавать кредиты. Это были в основном директивные кредиты, которые были связаны со ставкой рефинансирования. Но цена этих кредитов (процентная ставка) устанавливалась не рыночным образом. За счет этого разрушилась связь между ставкой рефинансирования национального банка и ставкой на межбанковском рынке. Свободные ресурсы банков в августе-сентябре целенаправленно выдали ряду предприятий. Это корень проблемы. Частично инструмент ставки рефинансирования может работать. Он не работает последние четыре месяца, потому что, сказав, что дальше ставку повышать некуда, Нацбанк ограничил вливания ликвидности в банковскую систему. Тем самым Нацбанк позволил межбанку взять ведущую роль в определении ставки. Ликвидность, которой обладали банки, была влита директивным образом. А дальше Нацбанк, не захотев поднимать ставку абсолютно для всех сегментов, дал установление ставки на откуп межбанку.

Сергей Чалый: В итоге колебания с периодичностью в четыре недели от 20% до 50% дезориентировали всех.

Дмитрий Крук: Мы вновь возвращаемся к высоким инфляционным ожиданиям. Если они неустойчивы и ставки начинают прыгать, это провоцирует еще большую неустойчивость. Все развивается как снежный ком.

Сергей Чалый: Нацбанк предпринял несколько шагов (вполне успешных), чтобы справиться с этой ситуацией. Первое решение – о том, что валютные кредиты предоставляются исключительно на обслуживание внешней экономической деятельности. Это сделано, чтобы очистить спрос на валюту от ситуации, в которой впоследствии валютные кредиты превращались в финансирование рублевых проектов. Второе решение – передача формально плохих активов (директивных кредитов) с балансов коммерческих банков на баланс Банка развития. И последнее: 22 декабря прошло больше года с того момента, когда Нацбанк вернулся к предоставлению ликвидности в виде ломбардных аукционов, причем по ставке 35%. Мы видим, что спрос там неплохой.

Решение о возвращении этой практики с сохранением ставки 20% и 50% – это попытка задать некий ориентир, сколько, по мнению Нацбанка, ресурсы должны стоить на Межбанке.

Дмитрий Крук: В мировой практике мы можем называть основной ставку, по которой проводятся операции. С этой позиции можно сказать, что Нацбанк пытается задавать уровень процентной ставки. Огромный коридор, который сохраняется, это признание Нацбанком неустойчивости ситуации. Ставка 35% будет работать, если банки не будут директивными инструментами принуждать кредитовать под нерыночные ставки.

Сергей Чалый: Иными словами, можно говорить, что основная процентная ставка – 35%. Грубо говоря, процентные ставки у нас еще выше, чем формально кажутся.

Инфляционные ожидания выливаются в забавные провокации с фейковыми смс. За две секунды можно было разобраться, что это фейк: достаточно было вычислить кросс-курс евро и доллара. Он там на четыре фигуры отличается от рыночного. Понятно, что за выходные такого изменения произойти не может, потому что Нацбанк всегда равняет курсы к кросс-курсу. Казалось бы, такая ерунда. Но степень ответа Нацбанка (устами пресс-секретаря, пресс-релиз, КГБ) о том, что это неправда, говорит о многом. За прошлый год Нацбанк научился пользоваться рычагами, и дальше вопрос в тонкой настройке.

Дмитрий Крук: Он научился пользоваться инструментами, исходя из данной ситуации. Но он не научился задавать ситуацию, что делают все центральные банки.

Сергей Чалый: С момента девальвации нас уже столько пугали, что что-то случится, но ничего не случается. Должны же люди понять, что чем меньше они дергаются, тем лучше для собственного кошелька. Или мы дождемся кризиса, не связанного с последствиями предыдущего, и скажем: "Мы же говорили". Как остановившиеся часы, которые два раза в сутки показывают точное время. Процентные ставки такие, что всем давно должно было стать понятно, что незачем следить за колебаниями в 60 рублей на Белорусской валютно-фондовой бирже. Что еще нужно сделать, чтобы это сопротивление сбить? Это вообще реально?

Дмитрий Крук: Это вопрос времени. Для каждой страны оно разное и зависит от специфических факторов. Вторая составляющая зависит от монетарных властей. Надо задать новый якорь, который привязывал и дисциплинировал бы эти ожидания.

Что может стать таким якорем?

Дмитрий Крук: Инфляция. В этом случае надо побороть один очень специфический белорусский механизм – финансовую долларизацию. При любом шоке мы бежим менять белорусские рубли на доллары. Это победить достаточно легко, введя инфляцию в качестве единственного якоря и стимулируя гибкость обменного курса. Если вы знаете, что при любом раскладе цены вырастут не более чем на 10%, а курс может пойти вверх или вниз на 10%, это стимул держать деньги в белорусских рублях. В Латинской Америке ситуация с долларизацией была еще хуже, и там эту проблему решили.

Сергей Чалый: Национальной денежной единицей у нас является не рубль, а условная единица. Чтобы изменить ситуацию, нужно управление инфляцией и увеличение волатильности по курсу. С другой стороны, увеличение волатильности по курсу в ситуации высоких девальвационных ожиданий чревато самоподдерживающейся паникой.

Дмитрий Крук: Это уже технические проблемы – как переходить и когда. Но нужно стратегическое решение, что это надо делать.

Сергей Чалый: Другого выбора нет, потому что дальше остается только возврат к фиксированному курсу, который позволит нам протянуть какое-то время. И мы снова затем получим ступенчатую девальвацию и будем наступать на одни и те же грабли.

Дмитрий Крук: То, что есть сейчас, называется политика без ярко выраженного номинального якоря, "что хочу, то ворочу". Но эта политика наиболее негативно скажется на ожиданиях: вы не знаете, что Нацбанк будет делать завтра.

Сергей Чалый: По крайней мере, в прошлом году было четко понятно, какие договоренности в нефтегазовой сфере с Россией мы имели. По газу на этот год все ясно, но с нефтью мы практически не знаем, о чем идет речь. Пока у нас есть договоренности о 23 млн тонн, но по трубопроводному транспорту те же объемы, которые были в прошлом году. С учетом того, что поставки железнодорожным транспортом дороже, от нас еще требуют 3 млн тонн обратной поставки светлых нефтепродуктов на российский рынок. Большие надежды на рост экспорта по продовольствию натыкаются на возражения российского Минсельхозпрода.

Мне кажется, ни для кого уже не секрет, что никакого положительного внешнеторгового сальдо в обозримом будущем у нас не будет.

Дмитрий Крук: Показатель, характеризующий ценовую конкурентоспособность экспортеров, будет у нас не лучше, чем в среднем по прошлому году. Цены растут быстрее, чем номинальный обменный курс.

Дефицит по товарам будет, но не очень ощутимый. Но нет предпосылок ожидать профицита по торговле товарами. При очень хорошей ситуации дефицит по товарам будет перекрыт дефицитом по услугам, но в рамках текущего счета предопределено, что у нас большой отток по первичным или вторичным доходам и пошлины на нефть. В таком случае мы получаем достаточно ощутимый внешний дефицит при любом раскладе по 2013 году.

Сергей Чалый: Сюда же добавляем ситуацию необходимости финансирования обязательств на 3 млрд долларов в этом году. Из них в бюджете есть только 800 млн долларов. Остальное планируется добирать траншем антикризисного фонда ЕврАзЭС и размещением еврооблигаций.

Дмитрий Крук: Планируется, что значительная часть этого долга будет рефинансирована.

Сергей Чалый: Получается довольно интересная ситуация: мы видим ухудшение потоков поступлений валюты и ее оттока. Казалось бы, что наша внешняя платежеспособность должна оцениваться несколько слабее, чем в прошлом году. Но как-то получается, что внешний рынок оценивает нашу платежеспособность лучше, хотя фундаментально ситуация хуже.

Дмитрий Крук: Самая простая догадка: внешний рынок реагирует с достаточно большим запозданием.

Сергей Чалый: Это означает, что нам прямо сейчас надо выходить на рынки внешних займов. Потом мы можем получить 1-2%, когда станет ясно, что ситуация не так хороша.

Госкомитет по имуществу составил план на 2,5 млрд долларов приватизации в этом году. Это входит в 4,5 млрд долларов прямых иностранных инвестиций, которые нужно получить. Здесь просто процитировать слова представителя КГИ: "Готовится список, однако это очень сложная работа с учетом приоритетного поручения президента о недопущении массовой приватизации. Конкретики в подготовке данного перечня нет, поскольку выполнение решения правительства возможно лишь в случае продажи высоколиквидных предприятий". С другой стороны, решение о возможности приватизации таких предприятий принимает непосредственно президент страны, который в начале 2012 года как раз говорил об отказе от приватизационных списков. По факту мы ограничиваем любую приватизацию, а не только ту, что в списках.

С другой стороны, эти 2,5 млрд долларов очень легко получить: достаточно провести IPO 10% "Беларуськалия", и вопрос закрыт. По всей видимости, что-то подобное в этом году состоится.

Дмитрий Крук: Если не будет других источников финансирования (рефинансирование старого долга, финансирование дефицита текущего счета), тогда приватизация вероятна. Но при прочих равных условиях она будет тормозиться.

Сергей Чалый: Еще одна тема – наша поголовная модернизация. Стало очевидно, что под модернизацией наши власти понимают исключительно технологическую модернизацию: закупка новых линий, станков. Самый главный вопрос – это может помочь?

Дмитрий Крук: Просто технической модернизации недостаточно. В первую очередь должна меняться конкурентная среда, тогда рынок определит, кто больше всего нуждается в технической модернизации, и она будет произведена эффективно. Действительно, мы будем совершать административную модернизацию, но при этом мы будем достигать эффективности такой модернизации методом кнута. Пример деревообрабатывающей промышленности – это альтернатива стимулам конкурентной среды.

Либерализация ценообразования сопровождалась ощутимым падением доходов. Существенные изменения цен могут вызвать бурю возмущения, поэтому эти меры были спущены на тормозах.

Сергей Чалый: Старая система была понятна, хоть и создавала много проблем. По телефонному праву определенным коммерческим банкам говорили, куда распределять ресурсы, под какую процентную ставку. Когда возникали проблемы, их решали с помощью рекапитализации банков. Процентная ставка для всех была одна, а для тех проектов, которые выбирало государство, другая.

Сейчас все директивные кредиты собраны в одном учреждении – Банке развития. Мы возвращаемся к старой практике. Главной проблемой старой экономики была двухчастность с разной бюджетной и кредитной политикой для разных секторов. Самый главный вызов 2012 года – смогут ли наши предприятия научиться работать по единым правилам игры. Вместо этого мы начинаем изобретать сложный способ Банка развития. Он, как обычный коммерческий банк, должен находить инвестиционные проекты, которые будет потом финансировать. Но снова включается механизм компенсации процентной ставки из бюджета. Зачем это усложнение?

Дмитрий Крук: Когда правительство говорило, что какое-то конкретное предприятие должно получить кредит, это предприятие воспринимало кредит как устойчивую ренту, дотацию. Стимулов воплощать эффективный инвестиционный проект не было. Отсюда шли существенные потери в эффективности. Кроме того, для таких предприятий создавалась куча дополнительных бонусов: гарантировался спрос на внутреннем рынке. С помощью банка развития пытались снизить потери в эффективности. Банк отбирает проект на рыночных условиях, но потом деньги выделяет не на рыночных условиях. Это может работать, если государство в состоянии отобрать инвестиционный проект, получателя ресурсов.

Сергей Чалый: Можно ли говорить о том, что, несмотря на нарисованные 8,5% экономического роста, приоритетом будет макроэкономическая стабильность, а не стимулирование экономического роста и роста доходов? Весь год повышали доходы, чтобы справиться с трудовой миграцией, которая начала образовываться. Оказалось, этого недостаточно, а раз так, нашли способ, как справиться с трудовой миграцией. Такими темпами зарплаты в этом году повышаться не будут.

Дмитрий Крук: 2011 год научил, что проблемы высокой девальвации и инфляции негативно воздействуют и сохраняют негативную память на будущее. Поэтому таких методов будут избегать. Но при ориентации на макроэкономическую стабильность достичь высокого роста достаточно сложно. Поэтому в конце этого года может быть более открыто признано, что модель исчерпала себя, что экономика не в состоянии генерировать такие темпы роста.

Сергей Чалый: Несмотря на то, что мы прожили год бескризисно, горизонт планирования только сократился. Что будет происходить с курсом?

Дмитрий Крук: Если с ним будут аккуратно обращаться, постепенная девальвация до конца года до 10 тыс. руб. будет вполне нормальной. Реально курс будет более дорогим. Это проблема, и ее надо решать структурными методами.

 

Автор: Сергей Чалый

Источник: TUT.BY

 


 

Read more...

Прогнозы и действительность

08-01-13-09Раз в год экономист может почувствовать себя «астрологом», рассуждая о будущем экономики страны! Накануне года 2012-го я строил предположения относительно того, какой экономический путь выберет правительство Беларуси и куда он приведет. Что же… время подводить итоги!

В прогнозах о развитии экономики Беларуси в 2012 я рассмотрел три возможных варианта развития событий:

1. «Стабилизационный», который не предполагал девальвации, при инфляции до 20% и отсутствии роста ВВП.

2. «Развития», который предполагает девальвацию до Br 15 000-16 000 за доллар США, а также инфляцию до 100% и рост ВВП в 5,5%.

3. «Компромиссный» с ростом ВВП в 2,5%, с девальвацией до Br 12 000 за доллар США, инфляцией до 60% и ростом ВВП около 2,5%.

Очевидно, что руководство Беларуси выбрало «стабилизационный» вариант развития. Правда, за счет схемы с «растворителями-разбавителями» удалось «уйти» от нулевого роста ВВП.

«Сбылось – не сбылось»

Расходы

Накануне 2012 года я предполагал, что трансферты по нефти и ТС составят около $3,5 млрд., в реальности же за 10 месяцев объем выплат составил $3,2 млрд., а в итоге за год он и того больше.

Платежи по внешнему госдолгу я видел в размере $1,6 млрд., а в итоге они составили около $1,7 млрд. Относительно платежей по валовому внешнему долгу по госсектору предполагаемые $1,0 млрд. обернулись большей сумой, которую пока назвать невозможно.

В результате предполагаемые $6,0 млрд. расходов превратились в более чем $6,2 млрд.

Доходы

Сравню и доходы за 2012 год, ожидаемые и реальные.

Например, я предполагал рост валютных депозитов населения – до $1,0 млрд., а за 10 месяцев он составил $1,6 млрд. Прогнозные прямые инвестиции – до $1,0 млрд. за 10 месяцев обернулись $1,2 млрд. Также я говорил о получении кредита на строительство АЭС – $0,5 млрд., на сегодняшний день объявлено, что все только начинается. На сегодняшний день можно констатировать, что относительно кредита ЕАБР в размере $0,9 млрд. свершилось все.

Помимо заработка на изменение цены поставки нефти в $0,5 млрд, удалось «заработать» около $1,5 млрд на схемах с «растворителями-разбавителями».

Итого предполагаемые $4,0 млрд. заработка превратились в сумму около $5,7 млрд.

Ожидаемая разница между доходами и расходами в минус $2,0 млрд. оказалась немного меньше - минус $0,5 млрд

Однако, в 2012 роста валютных депозитов юрлиц ожидать не стоило, так как в нынешних условиях наращивать объем валюты на счетах в Беларуси не имело смысла. За 10 месяцев рост составил $0,6 млрд., то есть разница компенсирована. Предполагаемая выгода в $2 млрд. от снижения цены на газ в 2012 году не могла помочь, так как на мой взгляд, эта выгода растворялась во внешнеторговом сальдо. То есть даже при равных с Россией ценах на энергоносители рассчитывать на положительный валютный баланс не приходилось. За 10 месяцев 2012 года сальдо внешней торговлей товарами без учета трансфертов составило $0,9 млрд., а с учетом трансфертов - минус $2,3 млрд.

Важно заметить, что в самом «стабилизационном» варианте рост ВВП, который не предполагался вовсе, удалось довести до 2% за счет схемы с «растворителями-разбавителями».

При этом внешнеторговое сальдо в январе-июле составляло около $320 млн. в месяц, но в августе-октябре ушло в минус $460 млн. в месяц. А в итоге за 10 месяцев оно составило $0,9 млрд., а к концу года сальдо пришло практически к нулю.

В канун 2012 года я предполагал, что к доходной части добавится объем чистой продажи валюты населением до 1,0 $млрд., в реальности же за 10 месяцев он составил $0,4 млрд. В этом случае итоговое сальдо за 10 месяцев составило около $1,0 млрд., но из-за отрицательного внешнеторгового баланса, к концу года оно ушло к нулю

Во всех трех вариантах по доходной части брался самый оптимистичный вариант, поэтому реальная доходная часть может быть меньше на $1,0-2,0 млрд. Но самый оптимистичный итог года не состоялся. Также Нацбанку предстояло в 2012 году погасить свои внутренние и внешние обязательства в объеме $460 млн. (на возврат заимствований комбанкам необходимо было $340 млн). В итоге долги комбанкам возвращены, но Минфин начал привлекать ресурсы комбанков через валютные ГДО.

Понятно, что для государства самый выгодный вариант №2, но для населения это означает очередное падение уровня жизни. Вариант №1 означает рост доходов населения при ухудшении состояния экономики государства. В свою очередь вариант №3 – некий компромисс. То есть сбалансирование торгового баланса в 2012 году было возможно или за счет приватизации (за счет государства) или за счет девальвации (за счет населения). Вариант развития за счет внешних кредитов НЕ казался осуществимым.

В 2012м Беларуси удалось совершить «маленькое чудо»: не проведя приватизацию и без девальвации «вытянуть» экономику года. «Палочкой-выручалочкой» стали схема с «растворителями-разбавителями» и население, которое, видя стабилизацию на валютном рынке, добровольно продало за январь-июль $0,85 млрд (из $0,95 млрд, которые правительство выдало за этот период населению в виде роста заработных плат и пенсий)

Правда, после того как под давлением России пришлось «прикрыть» схему, а альтернативы поступления валюты не было предложено, начался обратный процесс – население начало скупать валюту (за август-октябрь $0,45 млрд из $1,4 млрд из роста заработных плат и пенсий).

Учитывая, что все последние годы развитие экономики Беларуси происходило либо по самому «счастливому» сценарию, либо по самому «несчастливому» (не путать с хорошим и плохим), то говорить о неком промежуточном сценарии не имеет смысла. В оценке перспектив на 2012 год я рассматривал только два возможных варианта: удастся руководству Беларуси найти $3 млрд или нет?

В 2013 году внутренняя экономика Беларуси будет влиять на результат еще меньше, чем в 2012 году, а внешний фактор станет еще более определяющим. Во-первых, платежи по внешним гособязательствам вырастут почти на $1,5 млрд, а, во-вторых, в 2012 году заметно сократились внутренние резервы Беларуси (населения и субъектов хозяйствования). Конечно, от ТС и ЕЭП еще удастся получать «дивиденды», но их масштаб будет значительно меньшим, чем эффект от схем с «растворителями-разбавителями».

Соответственно, если руководству Беларуси удастся найти $3 млрд, то средний курс в 2013 году будет 9 000 – 9 500 белорусских рублей за доллар США, а если нет, то как бы не пришлось «ловить» его (по аналогии с 2011 годом) где-нибудь в районе 15 000 – 16 000 белорусских рублей за доллар США…

 

Автор: Владимир Артюгин

Источник: BEL.BIZ


 

Read more...

В поисках заветных 3-х миллиардов долларов США…

18-06-12-07Все больше становятся похожи на заклинания заявления руководства Беларуси о том, что с экономикой все в порядке и в 2013 году никаких проблем не будет.

Оно убежденно, что кроме приватизации существуют другие способы обеспечения сбалансированности экономики.  Описать их можно примерно так: все будет хорошо, а если и понадобятся некоторые денежные средства, то потребность в них будет незначительной и решаемой.

Для стабильной работы современной экономической модели экономики Беларуси, кроме дешевых энергоносителей, в год необходимо еще около 3 млрд. долларов США.

При этом  стабильность экономики в 2012 году обеспечили:

1,5 млрд. долларов США от схемы с «растворителями-разбавителями» (по российской оценке),

0,44 млрд. долларов США от ЕАБР (третий транш),

1,0 млрд. долларов США (из 1,8 млрд долларов США, купленных у населения в октябре 2011 года – июле 2012 года, и переведенных на счета Нацбанка у нерезидентов через валютные кредиты субъектов хозяйствования). Сюда можно еще добавить 218 млн долларов США, полученные Минфином от ГДО.

При этом объем ЗВР за 11 месяцев 2012 года вырос всего на 300 млн. долларов США: на 1.01.2012 он составлял7,92 млрд. долларов США, а на 1.12.2012 – 8,22 млрд долларов США.

Полученные Беларусью в конце 2011 года2,5 млрд. долларов США от продажи Белтрансгаза, 1 млрд. долларов США - под залог Нафтана и 0,44 млрд. долларов США от ЕАБР (второй транш) можно не учитывать, так как они были зачислены в ЗВР и для обеспечения стабильности экономики в 2012 году напрямую не использовались.

Развитие экономики Беларуси в 2013 году будет определяться тем, сумеет ли руководство страны найти необходимые 3 млрд. долларов США?

Причем совершенно не важно, что будет их источником: внешние кредиты, доходы от приватизации или инвестиции, новая схема типа «растворители-разбавители», покупка валюты у населения, сокращение внешней дебиторской задолженности или рост доходов от внешней торговли и т.д.

Если эти 3 млрд долларов США удастся найти, то 2013 год будет похож на 2012 год, а если не удастся, то на 2011 год

На данный момент про 2013 год уверенно можно сказать только то, что цены на газ и нефть будут примерно на том же уровне. Правда, если в 2012 году Беларусь на выплату своих внешних гособязательств потратила 1,7 млрд. долларов США, то в 2013 году потребуется  почти на 1,5 млрд. долларов США больше. Все остальное – из области вероятности.

В бюджете предусмотренны средства на выплаты по внешнему долгу, но источники  этих средств пока не названы. Даже заложенные в бюджет поступления в виде двух траншей кредита ЕАБР (пятый и шестой) совсем не гарантированы. Также в бюджете возможен  рост лимита внешнего госдолга на 2 млрд. долларов США (это при том, что необходимо вернуть более 3 млрд. долларов США, то есть допускается получение внешних госкредитов на 5 млрд. долларов США(!)).

Рассмотрим каждый из возможных вариантов получения необходимых 3 млрд долларов США:

Из-за прекращения схемы с «растворителями-разбавителями» увеличение доходов от внешней торговли вряд ли возможно. Без появления новой (сравнимой по доходности) схемы получить рост доходов по сравнению с 2012 годом будет нереально. А нарастить общий оборот без увеличения объема поставок нефти (раза в два) не получится, так как Россия готова поставить только 18 млн. т, что даже меньше объема поставок в 2012 году. Ситуацию усугубляет необходимость возврата в Россию 2,1 млн. т топлива, переработанного из «нелегальной» нефти.  Оставшиеся отрасли если и могут нарастить объемы экспорта, то незначительно.

Сокращение внешней дебиторской задолженности также сложно осуществить. Только за 9 месяцев 2012 года ее объем вырос на 1 млрд. долларов США. Более-менее стабильный курс и высокие процентные ставки по рублевым ресурсам иного результата и не могут дать. В конце 2012 года ставки по рублевым ресурсам опять стали выше 40%, что может только еще больше увеличить рост внешней дебиторской задолженности при тех же темпах производства (роста ВВП). Сокращение внешней дебиторской задолженности возможно либо за счет увеличения складских запасов, либо за счет сокращения объемов производства (сокращения ВВП), что вряд ли произойдет.

Таким образом получить необходимые средства возможно либо от внешних займов, либо от приватизации.

С МВФ пока все «глухо», и нет надежд, что что-то изменится в ближайшие несколько месяцев. И это при том, что на долю МВФ в объеме платежей в 2013 году приходится 1,9 млрд. долларов США

Заявления руководства Беларуси, о том, что в случае необходимости можно будет получить отсрочку на 1 млрд. долларов США сомнительны -  МВФ вряд ли с этим согласится. Любая попытка добиться отсрочки по платежам от России будет постоянно увязываться с другими вопросами в российско-белорусских отношениях (например, о приватизации). На долю дружественных Китая и Венесуэлы в платежах 2013 года приходится всего 0,3 млрд. долларов США и 0,1 млрд. долларов США соответственно.

Условие МВФ о согласии на системную реформу на всех уровнях управления Беларуси делает подписание новой программы почти нереальным, а рефинансирование старой программы не входит в правила МВФ. Остаются два транша кредита ЕАБР (по 0,44 млрд. долларов США) в 2013 году. При этом для пятого транша необходимым условием является приватизация госимущества на 2,5 млрд. долларов США. Для шестого -добавляется обязательная приватизация еще на 1,2 млрд. долларов США.

Запасные аэродромы… также закрыты

Заявленные 0,5-0,6 млрд. долларов США на азиатском рынке планируется получить под ставку не более 7,5%, выбрав ориентиром ставку на внутреннем рынке, под которую удалось привлечь 0,2 млрд. долларов США. Для этого обеспечивается снижение ставки на рынке евробондов (уже ниже 9%).

С 1.01.2012 также ожидается получение некоторой суммы от налога на калийные удобрения (около 0,7 трлн. белорусских рублей), и от нефтяников за счет дополнительной белорусской экспортной пошлины (в сумме 3,1 трлн. белорусских рублей). А полученные 2,2 трлн. белорусских рублей (от Белкалия и белорусских нефтяников), можно будет считать безэмиссионными поступлениями в бюджет.

От валютной «заначки» Нацбанка, купленной у населения, осталось меньше 0,8 млрд. долларов США (на 1.11.2012), и сколько из нее останется к 2013 году – неизвестно. Возобновить механизм покупки валюты у населения и направление его на счета Нацбанка в «заначку» не получится. Во-первых, приостановлена выдача валютных кредитов субъектам хозяйствования «под оборотку». Во-вторых, при нестабильной ситуации в экономике население не стремится продавать свою валюту для «инвестирования» в рублевые депозиты.

Нынешних ресурсов (без сокращения ЗВР) при сегодняшних темпах их сокращения (200-250 млн. долларов США в месяц) хватит только на 3-4 месяца, то есть до марта 2013 года. Не стоит обольщаться, что нынешний объем ЗВР больше объема ЗВР на март 2011 года в два раза (8 и 4 млрд. долларов США соответственно). Ведь объем валютных депозитов секторов экономики стал больше на 2,5 млрд. долларов США, а объем выплат по госдолгу в 2013 году превышает объем выплат по госдолгу в 2011 году более чем на 2 млрд. долларов США.

Аналогией с 2011 годом является выплата в январе 0,8 млрд. долларов США по внешнему госдолгу и очень вероятная попытка привлечения для этого уже упомянутых 0,5-0,6 млрд. долларов США, правда теперь не в Европе, а на азиатском рынке. Дежа вю, как говорится

Несмотря на «богатство выбора» возможных способов нахождения «заветных» 3 млрд. долларов США, их поиск сводится к обсуждению условий и объемов приватизации госимущества. При этом очень шаткой представляется ситуация, когда Беларусь будет готова продать что-то из госимущества, а Россия затянет с покупкой. Дело в том, что других серьезных покупателей на белорусские предприятия нет - инвестиционный климат не позволяет приходить в Беларусь.

«Причинно-следственный» игнор…

Действия руководства Беларуси по игнорированию явного ухудшения ситуации в экономике может объясняться двумя причинами.

Во-первых, существуют принципиальные договоренности о поступлении валюты в Беларусь. В целом, они устраивают руководство страны. Просто продолжается торговля «до последнего» для получения хоть каких-то дополнительных выгод. По этому сценарию шла подготовка к 2012 году, когда договора о продаже Белтрансгаза и по условиям поставки энергоносителей были подписаны только в конце 2011 года.

Во-вторых,  надежда на «авось». Надежда на то, что как-нибудь «выкрутимся»: возьмем новые кредиты, пролонгируем старые – умирает последней. А в случае неудачи – повторим 2011 год, в конце концов, продать часть госимущества для выхода из кризиса всегда можно. К тому же опыт 2011 года показывает, что за счет девальвации можно нарастить объем внешней торговли.

Судя по решению Совета АКФ ЕврАзЭС о выделении четвертого транша кредита ЕАБР, более вероятен первый сценарий, второй пока находится в резерве. Кто знает, как будет идти торговля…

Обсуждение объектов и условий приватизации все больше напоминает «восточный базар», когда участники спорят «до хрипоты», взывают «к разуму» и «к совести». Потом  уходят, заявляя, что это последняя цена, и снова возвращаются, начиная все с начала. Вот только для одной стороны это всего лишь вопрос времени - покупатель может и подождать, а для другой стороны - вопрос если и не «жизни и смерти», то сохранения права на собственный выбор будущего.

P.S.

Можно предположить, что лояльность России при выделении четвертого транша кредита ЕАБР обусловлена предстоящим в декабре погашением белорусских гособлигаций, размещенных в России на сумму в 7 млрд. российских рублей (около 230 млн. долларов США). С одной стороны, получение этих денег поможет решить проблемы в экономике Беларуси в 2012 году, но, с другой - это означает, что для стабильной работы в 2013 году понадобится уже 3,5 млрд. долларов США.

 

Автор: Владимир Артюгин

Источник: BEL.BIZ


 

Read more...

Дмитрий Крук: Директивное кредитование – механизм, требующий осторожного применения

Дмитрий КрукДирективное кредитование генерирует разнонаправленные эффекты с точки зрения экономического роста: оно может способствовать более быстрому накоплению капитала в течение определенного периода, но приведет к потерям в эффективности.

К такому выводу пришел Дмитрий Крук сотрудник Белорусского экономического исследовательского образовательного центра.

В статье «Влияние директивного кредитования на долгосрочный экономический рост» Дмитрий Крук отмечает, что «политику директивного кредитования следует рассматривать как благоприятную до тех пор, пока выигрыш от большего объема капитала превышает потери в общефакторной производительности».

Такая ситуация, по мнению автора, возможна в случае достаточно высокой эластичности выпуска по капиталу, которая, в свою очередь, зависит от производительности капитала и капиталоемкости выпуска. До тех пор пока экономика не вышла на сбалансированный путь развития, характеризующийся неизменной капиталоемкостью, экономические власти могут стремиться повысить темпы роста именно за счет увеличения (нейтрализации снижения) капиталоемкости выпуска.

Подобная ситуация наблюдалась в Беларуси в последнее десятилетие, – отмечает Дмитрий Крук. Посредством директивного кредитования экономические власти пытались смягчить снижение капиталоемкости выпуска (что происходило вследствие устаревания основных фондов и потому высокой нормы амортизации). В результате с точки зрения среды долгосрочного роста присутствовали потери в эффективности, которые более чем в полной мере компенсировались избыточным накоплением капитала.

Однако, по мнению ученого-экономиста, чем дольше функционирует механизм директивного кредитования, тем в большей мере будет снижаться производительность капитала при прочих равных условиях. В конечном итоге это приведет к превышению потерь в общефакторной производительности над выигрышем от накопления капитала с точки зрения потенциального выпуска. «После того, как экономика выйдет на сбалансированный путь развития, механизм директивного кредитования перестанет генерировать какие-либо выгоды с позиции долгосрочного роста и будет приводить исключительно к потерям в производительности капитала и в общефакторной производительности», – считает Дмитрий Крук.

Кроме того, автор отмечает, что «еще одним важным аргументом, свидетельствующим о необходимости осторожного применения механизма директивного кредитования, является его стимулирующая роль для внутреннего спроса. Вследствие этого директивное кредитование может являться источником увеличения амплитуды макроэкономических колебаний, приводя к перманентным бумам и рецессиям».

 

Автор: Ольга Ярош

Источник: ЭКОНОМИКА.BY

 

Read more...

Злотников: Белорусский экспорт спасет только «другая экономика»

05-10-01При главе правительства Беларуси создан консультативный совет по развитию экспорта и товаропроводящей сети за рубежом. Как продвигать белорусскую продукцию — дееспособность нового образования тестирует кандидат экономических наук, доцент Леонид ЗЛОТНИКОВ.

— Попытки расширить экспорт путем создания сети за рубежом осуществлялись и ранее. У нас и сегодня в России немало дилеров. По крупным предприятиям сети созданы. Но наиболее важна сейчас проблема «цена-качество». Самый свежий пример — БелАЗ. Складские запасы этого предприятия на 1 октября составляли больше, чем объемы двухмесячного производства. Хотя у БелАЗа достаточно широкая товаропроводящая сеть в России. Так и по другим предприятиям. Затоваривался в этом году и «Амкодор» со своими погрузчиками, хотя и у него есть сети и в России, и в других странах. Так что дело не в сетях.

— Так почему же нет сбыта?

— Я помню, Михаил Мясникович, когда только стал премьером, предупреждал, что через два года продукция БелАЗа никому не будет нужна. Хотя цены на нее на 15% ниже, чем у конкурентов. Ведь ее качество (есть определенная система оценки качества, специальные шкалы) ниже в два раза. А это уже тупик. В этом году затоваривание пошло, в основном, по машиностроению.

— Чем это обусловлено?

— Очевидно, что заводы не модернизированы, управление неэффективное. Заводам выделялись средства только для поддержания существующего уровня производства, а так, чтобы на производстве были современные технологии, современная организация, кооперация на международном уровне — то этого нет. В плане технического уровня машиностроение потеряло очень много. Теряется индустриальный элемент, который достался еще со времен Советского Союза.

Возникшую проблему трудно поправить комиссиями или указаниями. В середине сентября вышло постановление Совмина, предписывающее всем министерствам и ведомствам довести до своих предприятий задания по увеличению объемов экспорта в четвертом квартале. Ну, выпали объемы экспорта по разбавителям и растворителям, и валюта нужна в большем размере, чем раньше.

А вот теперь создание штаба по выполнению этого постановления. Я думаю, что сейчас это не поможет. Это бюрократия создает видимость, что она что-то делает, и не более того.

— Что сегодня Беларусь может предложить на экспорт?

— Я бы поставил вопрос так: что надо сделать в институциональном плане, чтобы не государственные комиссии решали, что может быть эффективным. Надо подключить десятки тысяч людей-предпринимателей, которые будут иметь возможность инвестировать, получать прибыль от того, что они сделают. Они будут искать ниши не на уровне крупных готовых изделий — до этого далеко, а на уровне деталей, комплектующих, отдельных процессов. Это могут быть небольшие фирмы, которые включатся в звенья транснациональных корпораций.

А у нас вместо того, чтобы пойти по пути, выбранному во всем мире — специализация и кооперация, выходящая за пределы страны (даже Япония не может себе позволить замкнуться и производить все у себя), решили создавать холдинги — мол, будем сами все делать в рамках импортозамещения. Наши холдинги вступят в борьбу с транснациональными корпорациями на мировых рынках.

Это фантазии людей, которые мало знакомы с экономикой. Это не тот путь. Здесь нужно создавать другую экономику, где работает бизнес, а государство заботится о том, что не интересует бизнес и куда он не вложит деньги — атомная электростанция и прочее.

Должна быть другая система управления, потому что сейчас многие госчиновники в новых областях, сами ничего не зная, пытаются еще и контролировать, придумывать и составлять госпрограммы. А в этом должны наравне с чиновниками участвовать специалисты, которые знают дело. Тогда будет эффект.

— Но мы сейчас наблюдаем, наоборот, процессы национализации предприятий — примером тому история с «Коммунаркой» и «Спартаком».

— Да, процессы идут в другую сторону. Так что затронута очень крупная проблема, которая не решается созданием комитета или штаба, который что-то ускорит. У власти нет понимания, что нужно сменить экономическую модель. Ведь в рамках существующей модели уже ничто не поможет.

 

Автор: Геннадий Косарев

Источник: Завтра твоей страны

Read more...

Стоит ли переводить деньги в доллары

06-06-09Банки рекламируют рублевые вклады, белорусы спешат перевести заработки в валюту, а экономисты советуют просчитывать все выгоды…

У меня есть определенное количество денег, которые я, как разумный человек, не хочу держать под подушкой. Как ими распорядиться?

Экономист Сергей Чалый отмечает, что в этом году люди «дуют на воду», ожегшись на прошлом экономическом кризисе.

«Понятно, почему белорусы забирают валютные вклады: боятся прошлогоднего кризиса.

Есть смысл переходить с рублевого вклада на валютный, если человек рассчитывает на очень сильное изменение курса. Но мы сейчас имеем плавающий курс, и эти изменения постепенны. И поэтому таких прыжков, как в мае—октябре прошлого года, быть не может. Ведь по-другому работает валютный рынок. И я не считаю, что переход на валюту — это правильно. Но психология играет значительно большую роль, чем подсчеты».

Экономист считает, что нынешний кризис будет существенно отличаться от прошлого хотя бы тем, что не будет резкого обвала рубля. Мы просто станем жить хуже.

«Нынешний кризис не будет сопровождаться падением рубля. Мы в ловушке, где нет возможности для повышения доходов населения»,— считает экономист.

 

Источник: Свободные новости плюс


 

Read more...

Куда и сколько денег вкладывают белорусские экономисты

05-07-12-12Богданкевич положил в банк 4 миллиона рублей, Чалый рискует по-крупному, Романчук в игры с депозитами не играет, а Заико не раскрывает своих секретов.

Верят ли белорусские экономисты своим прогнозам? Проверили экспертов рублем: расспросили их о том, где они хранят свои деньги.

Аналитик официального партнера "Альпари" в Минске Вадим Иосуб сумм, которые вкладывал в банки, не называет. Но признается: половина вкладов - в рублях. Проценты по рублевому депозиту покроют и инфляцию, и постепенное ослабление рубля.

Вадим Иосуб: "Девальвации я [в ближайшие 3 месяца. - Еврорадио] не ожидаю. Курсы иностранных валют, в частности доллара, будут среднесрочно расти, но расти медленными темпами".

С Вадимом Иосубом не согласны двое из опрошенных экспертов. Доктор экономических наук, академик Петр Никитенко считает, что курс в ближайшее время не изменится. А председатель исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук предрекает, что доллар переступит психологический рубеж в 9 тысяч рублей в ближайшее время.

Ярослав Романчук: "Курс будет колебаться от 9 до 11 тысяч рублей, это я говорю уже не про конец 2012, а про первый квартал следующего года".

Интересно, что Романчук, который, согласно своему прогнозу, мог бы хорошо заработать, купив сейчас доллары, никаких сбережений сегодня вообще не делает. Все вкладывает в родившегося 17 октября сына. А Никитенко, который верит в прочность рубля, имеет только небольшой рублевый депозит.

То, как распределили свои деньги белорусские экономисты, смотрите в таблице.

 

Рублевый депозит

Валютный депозит

Вадим Иосуб

50%

25% доллары, 25% евро

Сергей Чалый

40% (“недалеко от 100 миллионов”) под 44% годовых на 3 месяца

60% “как минимум в трех валютах”

Петр Никитенко

Деньги + имущество, но основное - имущество. Примерно 50% сбережений - на рублевом депозите под 40% годовых.

Станислав Богданкевич

4 миллиона рублей для сына под 30% годовых на 2 месяца

100%

Ярослав Романчук

Депозитов не имеет, так как все вкладывает в родившегося 17 октября сына

Леонид Заико

Секрет, потому что такие консультации дает только за большие деньги

Депозиты белорусских экономистов, в % от общего числа банковских вкладов.

По словам независимого аналитика Сергея Чалого, октябрь - последний месяц, когда вкладываться в рубли действительно есть смысл.

Как раз сейчас со стороны Нацбанка пошла более жесткая кредитная политика, причем банки не знают, сколько она продлится. Поэтому именно сейчас очень хороший момент, чтобы воспользоваться тем, что ставки по депозитам в рублях взлетели, - раскрывает карты Сергей Чалый. - Взять какой-нибудь депозит с фиксированной ставкой на сколько не страшно, может, месяца на три. Потому что потом они будут меньше".

Ну а что же сам экономист? Чалый рассказывает Еврорадио, что сделал банковский вклад на 3 месяца под 44% годовых. Сумма, по словам эксперта, довольно крупная: "недалеко от 100 миллионов". Но более половины своих сбережений Чалый все же хранит в иностранных валютах, причем "как минимум в трех". Вот она, надежная формула успеха!

Бывший председатель Нацбанка Станислав Богданкевич также имеет рублевый депозит - "для сына-студента". Но... всего 4 миллиона! Это не деньги - ни для пенсионера, ни для студента.

Станислав Богданкевич: "4 миллиона рублей на 2 месяца под ставку 30%. И он за месяц уже получил 100 тысяч дивидендов".

Ставка, которую сделал Богданкевич, очень осторожная. Правда, эксперт признается, что не любит все эти спекуляции на курсах. Об этом же говорит и Романчук.

Сделал рублевый вклад и загадочный пользователь "Живого журнала" с ником tadavsh. На его взгляд, чтобы достичь обещанного в начале года ВВП в 5%, правительство должно было бы либо отпускать ставку рефинансирования, либо врубать печатный станок, а ни того, ни другого делать не собирается. Дескать, пожертвовали прогнозными показателями для поддержания макроэкономической стабильности. В таком случае краткосрочные рублевые депозиты под 40-45% выглядят надежно.

Но есть одно "но": Александру Лукашенко может не понравиться, что экономика не приросла на обещанные 5%, и он примет очередные кадровые решения. Рецепт от такого развития событий словно подсказывает Петр Никитенко:

"Путем, так сказать, регулирования денежной политики можно достигнуть любых показателей. Какое содержание будет в этом проценте роста - это другой вопрос. А с точки зрения достижения показателей... Я могу сделать вам любой целевой показатель, какой вы попросите".

 

Прогнозы экономистов по основным показателям:

 

Одномоментная де-вальвация в ближай-шей перс-пективе

Курс дол-лара в бли-жайшие 3 месяца…

9 тысяч рублей за доллар к концу 2012

Денежно-кредитная политика Нацбанка…

Прогноз па ВВП (5-5,5%)

Зарплата в $500 к концу 2012

Вадим Иосуб

нет

…постепенно растет

нет

…ужесточается

нет

да

Сергей Чалый

нет

…постепенно растет

нет

…более жесткая в ближайшее время, более мягкая в дальнейшем

нет

да

Петр Никитенко

нет

…практически не меняется

нет, но может приблизиться под вли-янием негативных прог-нозов “экспертов”

…не изменится: ставка рефинансирования будет медленно опускаться, а “должна уйти до 2-3%”

да, так как “путем регулирования денежной политики можно достигнуть любого показателя”

да

Станис-лав Богданкевич

нет

…постепенно растет

нет

…зависит не от Нацбанка; снижение ставки рефинансирования

нет

да, если удержать курс доллара

Ярослав Роман-чук

нет

…постепенно растет

да, а в I квартале 2013 года - от 9 до 11 тысяч

“…можно предсказать, что она непредсказуема”

нет

да, но сразу после Нового года - снова меньше

Леонид Заико

нет

…постепенно растет

нет

…в ближайшее время жестче, чем ранее в 2012

да, потому что будут приписки

да

 

Автор: Павел Свердлов

Источник: Еўрарадыё


 

Read more...

Марголин: Сложно представить, чем Беларусь может привлечь израильских предпринимателей

17-05-12-22Правительство Беларуси рассчитывает на рост инвестиций Израиля в экономику Беларуси в 2013 году примерно в полтора раза — более чем до 400 миллионов долларов. Чем может Беларусь заинтересовать Израиль?

— Ставлю себя на место израильского предпринимателя, — говорит экономист и бизнесмен Лев Марголин. — Конечно, в Израиле конкуренция на порядок выше, чем в Беларуси, и они ищут места приложения капитала. Но чем их может привлечь Беларусь, мне даже сложно себе представить. Возможно, тем, что израильские предприниматели у нас еще ни разу не обожглись?

Эксперт: Если есть шанс потерять свой капитал, вопросы прибыли отходят на второй план

Реальных инвестиционных преимуществ, которые могли бы заинтересовать израильтян, эксперт не видит. В Беларуси не самое благожелательное к инвесторам налогообложение, уже возникают проблемы с высококвалифицированными кадрами — как с рабочими, так и с менеджерами, несовершенны судебная и законодательная защита интересов предпринимателей.

Единственное, речь может идти о строительных проектах, потому что всех привлекает возможность «прокрутить» деньги: получить на льготных условиях участок земли, быстро что-то построить, реализовать и вернуть деньги на родину.

По словам Льва Марголина, в мире не так много стран, которые могут предложить не просто деньги, но деньги с высокими технологиями.

— Этого не могут сделать ни Иран, ни ОАЭ, ни Венесуэла, ни даже Китай. Это под силу США, странам Евросоюза, прежде всего Германии, Израилю, Японии, Южной Корее. И Беларуси, конечно, было б очень интересно привлечь инвестиции именно из этих стран, — отмечает Лев Марголин. — Но за них идет и самая жесткая борьба на мировых финансовых рынках, потому что такие инвестиции нужны всем.

Как отмечают независимые эксперты, для любого инвестора привлекательные условия начинаются со стабильности, когда законы принимаются раз и надолго, а менять их имеет право только парламент, который по определению является коллегиальным органом. Требуется надежная судебная защита, дабы предприниматель знал: в случае чего он обратится в суд и подать апелляцию в вышестоящую инстанцию вплоть до Европейского суда. С этого начинаются привлекательные условия для инвестора. А дальше уже идут вопросы простоты налогообложения, вывоза прибыли.

— Но если есть шанс потерять свой капитал, то вопросы прибыли отходят на второй план, — просчитывает возможные шаги израильских предпринимателей Лев Марголин.

Когда в Израиль можно будет полететь без визы?

Продолжительные и безуспешные переговоры об отмене виз между Израилем и Беларусью — свидетельство того, что в отношениях двух стран не все так гладко, как хотелось бы показать чиновникам. Этот вопрос не решается положительно уже практически восемь лет. Почему так получается?

Политолог Александр Класковский полагает, что есть какие-то двухсторонние нюансы.

— В решении визовых вопросов белорусские власти традиционно и по всем азимутам проявляют консерватизм и медлительность, — отмечает политолог Александр Класковский.

И вправду: с Литвой и Польшей «зависли» давно подготовленные и отшлифованные договоры о малом приграничном движении, которые позволяли бы большому количеству белорусов с минимумом формальностей путешествовать в соседние страны.

Сложилась просто парадоксальная и обидная для белорусов ситуация, когда россияне и украинцы платят за шенгенскую визу 35 евро, а не 60, и не испытывают столько трудностей и даже унижений, чтобы получить эту визу.

— Беларусь включена в Восточное партнерство, и в Брюсселе постоянно говорят, что готовы сесть за стол переговоров и начать диалог об упрощении визового режима. Но официальный Минск не очень-то рвется. Можно прийти к выводу, что недемократичный характер белорусского режима тормозит все решения об упрощении визовых режимов с теми или иными странами. Если с Израилем, наконец, визовый вопрос сдвинется в лучшую сторону, это можно только приветствовать, — отмечает политолог.

 

Автор: Геннадий Косарев

Источник: Завтра твоей страны

 

Read more...

Миссия

Продвигать аналитику для информирования и выработки доказательной политики, адвокатировать развитие частного сектора.

Портал ЭКОНОМИКА.BY

О портале

For using special positions

http://ekonomika.by

For customize module in special position

http://ekonomika.by

Template Settings

Color

For each color, the params below will give default values
Blue Green Red Radian
Select menu
Google Font
Body Font-size
Body Font-family