wrapper

Новости - слайдер на главной

Структурные реформы

Эксперт ы: Как белорусам уберечься от «ползучей девальвации»

девальвацияВ связи с нестабильностью курса белорусского рубля многие заговорили о начале «ползучей девальвации». В то же время в большинстве СМИ стали популярными репортажи из мест обменов валюты – люди скапливаются в очереди в обменниках, в надежде купить валюту.

Как же населению уберечься от девальвации?

Как сказал корреспонденту сайта «Товарищ.online» руководитель Аналитического центра «Стратегия» экономист Леонид Заико, его, как человека и как потребителя «девальвация совершено не интересует». Потому что «есть такое понятие, как сбережения».

«Человек должен делать сбережения всю свою жизнь. Мне в этом плане нравятся японцы, которые 30% своего дохода откладывают в сбережения. Поэтому, если вы ректор одного крупного вуза, и получаете зарплату в 12 тысяч долларов (в белорусском эквиваленте, конечно), я советую 30% от этой суммы перевести в доллары, еще 30% - в евро, а на оставшуюся сумму в белорусских рублях жить. Но это ректоры. Которые в поте лица учат сотни студентов и зарабатывают по сто миллионов в месяц», - говорит Заико.

«Ну а если вы зарабатываете четыре миллиона, то дергаться вам не стоит и выпендриваться не надо. Живите на полную катушку, насколько вам позволяет зарплата. В основном белорусы откладывают 5% от зарплаты, и этого вам хватит, чтобы в течение года собрать деньги на отпуск», - говорит экономист.

По словам Заико, самое плохое, что можно сейчас сделать – это бежать к обменным пунктам и покупать валюту. «Не бегайте к кассам. Чем больше народа туда бежит, тем больше спрос на валюту. Массовые атаки на банки приведут к тому, что рубль будет падать», - заявил Заико. Тем более, что, по его словам, доходность по депозитным вкладам в белорусских рублях сейчас неплохая, и сбережения в «зайцах» сейчас выгодны по сравнению с Европой, Казахстаном, США и даже Японией.

В принципе, экономист предполагает, что белорусский рубль в ближайшее время обесценится на 12–15% к уровню мая этого года. И, вполне возможно, что это обесценивание даже принесет пользу для Беларуси. «Если к началу 2014 года рубль станет стоить круглую сумму в 10.000 рублей, а инфляция будет удерживаться в рамках запланированных 10–12%, то мы тогда проводим деноминацию, убираем четыре нуля, и один рубль у нас оказывается равным по стоимости одному американскому доллару – на зависть всем соседям», - говорит Заико.

Финансовый аналитик Сергей Чалый также считает, что уберечься от «ползучей девальвации» не то, чтобы не получится, просто предпринимать что-либо пока неоправданно. «Девальвация – для промышленности благо. Что же касается людей, то все равно девальвация будет меньше, чем разница ставок в белорусских рублях и в валюте. Поэтому нет никакого резона переводить рублевые вклады в валютные, это себя не оправдывает», - сказал Чалый в интервью корреспонденту сайта «Товарищ.online».

Конечно, доход в реальном выражении по рублевым вкладам может уменьшиться, но все равно он будет больше, чем девальвация.

«Стоит сказать, что аналогичная ситуация была в конце прошлого года, когда произошел резкий всплеск курса доллара. Тогда тоже возникла небольшая паника на валютном рынке, однако Нацбанк искусственно создал кризис рублевой ликвидности, и коммерческие банки вынуждены были продавать валюту, чтобы получить рубли. Не исключено, что подобная ситуация может повториться и сейчас», - считает Чалый.

В любом случае, по словам экономиста, пока Нацбанк сохраняет и намерен сохранять и дальше достаточно высокие ставки по рублевым депозитам. По крайней мере, пока не планируется очередное снижение ставки рефинансирования, и у центрального банка страны всегда есть возможность такие ставки поднять. И пока ставка по депозитам опережает «ставку девальвации», беспокоиться не нужно.

Короче, как говорилось в фильме «Иван Васильевич меняет профессию»: «Храните деньги в сберегательной кассе! Если они у вас есть, конечно».

 

Автор: Сергей Веселкин

Источник: Товарищ онлайн

Read more...

Новое лицо белорусской девальвации

девальвация в Беларуси

Пока средства массовой информации спорят, будет или не будет новая девальвация, а эксперты расходятся в сроках ее проведения и масштабах, население продолжает активно скупать валюту. Как показали исследования Infobank.by, в провинциальных отделениях заветных бумажек можно уже и не купить.

Среди рядовых белорусов уже мало кто верит, что девальвации не будет. Похоже, что население смущают не столько слухи о грядущем обесценивании белорусского рубля, сколько их настойчивый характер.

Курс доллара постоянно растет. 9 июля он пробил психологический барьер абсолютного максимума 2011 года в 8850 белорусских рублей за 1 американский. 10 июля рост продолжился.

«Волатильность обменного курса - это нормальный рыночный процесс, зависящий от соотношения спроса и предложения», - отметила Надежда Ермакова 9 июля. С ней сложно не согласиться.

Используя эту рыночную идею, она уже однажды остановила инфляцию осенью 2011 года. Но поможет ли старое правило в новых условиях?

В октябре 2011 года глава Нацбанка декларировала рыночное правило: рубль сам уравновесит свой курс с помощью спроса и предложения. Так и получилось.

До лета 2013 года все работало, как часы. Но в июне начался сбой.

Причин множество: ставки по рублевым вкладам падают, доверие населения к рублю так и не восстановилось, склады затоварены, золотовалютные резервы тают – все уходит в минус.

А запущенный рыночный механизм формирования курса иностранных валют все тикает. И пока не видно точки разворота в стоимости заветной американской бумажки, как не видно света в конце туннеля. Эта ценовая клаустрофобия и гонит белорусов к окошкам обменных касс.

С другой стороны, а что белорусам до доллара? Ликвидность у него меньше, чем у белорусского рубля, инфляции доллар подвержен точно так же, как и все денежные единицы мира.

Доллар в нашей стране может выступать только как средство сбережения. И при снижении интереса к депозитам в белорусских рублях совершенно очевидно, что белорусы воспользуются этим инструментом.

В июле 2013 года многие задались непростым вопросом, а вдруг очередная белорусская девальвация уже идет?

Вдруг она не такая, как в 2011, когда Петр Прокопович был полон решимости держать оборону белорусского рубля до последнего золотого слитка.

Вдруг у нее новое лицо, более мягкое и плавное?

И в самом деле. Курс доллара с 19 июня поднимается на 20 рублей практически каждый день биржевых торгов. По состоянию на 10 июля курс составил 8860. До конца года еще порядка 125 торговых дней. Если предположить, что каждый день, как это происходит сейчас, цена за доллар будет подниматься на 20 рублей, то 31 декабря зеленый будет стоить уже 11 360 белорусских рублей.

В таком удобном сценарии плавной девальвации есть только один слабый момент. При ежедневно растущем курсе доллара население займется не просмотром телепередач, а скупкой валюты.

Итак, девальвация вроде бы есть, а вроде бы ее и нет. Но от этого не легче. Если в ближайшее время курс доллара не сменит тренд своего движения, белорусы, поддавшись панике, создадут дополнительное давление на и без того хрупкий валютный рынок, и последствия могут быть весьма печальными.

Infobank выяснил, сколько, по мнению аналитиков, будет стоить 1 доллар в конце 2013 года.

Александр Муха, Бизнес аналитик компании BusinessForecast:

- Если допускать колебания на рынке, то четко назвать курс нельзя. Вообще мы должны привыкнуть к нормальным рыночным колебаниям курса.

По мнению А.Мухи, сегодняшнее снижение курса рубля – это, по сути, укрепление доллара. За 2013 доллар укрепился к йене на 15,4%, к евро на 2,8%, к фунту стерлингов на 8,2%, к швейцарскому франку на 5,9%, к российскому рублю на 7,9%.

- Мы не ожидаем резких колебаний курса белорусского рубля к концу года, - отметил А.Муха.

Укрепление американской валюты связано с намерением прекратить эмиссию долларов, озвученным главой ФРС Беном Бернанке. Сейчас ФРС проводит ежесуточную эмиссию в 3 млрд долларов США. Но если эмиссия прекратится, то доллар будет расти и дальше.

- В Беларуси возможна плавная корректировка в разумных пределах, но не более. Основания для девальвации отсутствуют, - считает А.Муха.

Как считает аналитик, для стабильности белорусского рубля есть, как минимум, 5 причин:

Продажа выручки предприятиями практически полностью покрывает объемы приобретения валюты населением.

Национальный банк проводит и будет далее проводить погашение обязательств по обмену депозитами (за январь-май коммерческим банкам возвращен 1,075 млрд долларов в обмен на белорусские рубли).

На фоне кипрского кризиса в Беларусь идет приток оффшорных денежных средств.

Снижается рост заработной платы белорусов.

Пик платежей по внешнему долгу пройден.

- Возможна только плавная корректировка в разумных пределах, - подытожил А.Муха.

Другие эксперты дали более конкретный прогноз.

Вадим Иосуб, финансовый аналитик официального партнера "Альпари" в Минске:

- Попытаться сделать прогноз можно. Все будет зависеть от двух тенденций. Насколько снизится белорусский рубль в валютной корзине, и как будет вести себя американская валюта. Если с долларом не произойдет чего-то революционного, то курс в конце года будет 9200-9300 белорусских рублей за доллар.

Комментируя сегодняшнюю ситуацию, В.Иосуб отметил, что рост доллара на мировых рынках ведет к росту курса доллара в белорусских рублях. Причин для девальвации нет. Свидетельствовать о девальвации будет только совместный рост курса доллара, евро и российского рубля, а пока что евро и российский рубль снижаются.

- Я бы не советовал сейчас переходить в евро, для этого нет причин. Но и по переходу в доллар мой ответ будет: «Нет!». Сейчас выгоднее всего хранить деньги в белорусских рублях, - заключил В.Иосуб.

Валерий Полховский, FOREX CLUB в Беларуси:

- Прогноз сделать можно. 9000-9300 белорусских рублей за доллар в конце года.

Как считает, В.Полховский, население, кинувшееся к обменникам, не может оказать серьезного влияния на рынок. На рынке валют рядовым гражданам принадлежит только 20-25% сделок с валютой, остальное за банками и организациями. А всплеск интереса населения к иностранным денежным средствам Национальный банк легко погасит с помощью золотовалютных запасов.

- На обменный курс белорусского рубля на самом деле оказывают влияние 2 фактора: ситуация в России и корректировка курса с учетом инфляции. Мы больше зависим от российского рубля, чем от доллара. В РФ идет 45% белорусского экспорта.

С начала год российский рубль уже ослабел на 10%, до конца года ослабеет еще процентов на 5%. Итого 15%, но не более 20%. 20% - это уже будет очень много. Белорусский рубль, возможно, тоже ослабеет где-то в пределах 15%, - подчеркнул В.Полховский.

- А вообще балансирующий уровень для белорусского рубля - это курс доллара на начало года, умноженный на официальный курс инфляции, на 12%. Если мы возьмем курс начала года и умножим его на 12%, то в результате получим где-то 9300 белорусских рублей за доллар, - заключил В.Полховский.

Эксперты поостереглись давать точные прогнозы, но коридор возможного колебания белорусского рубля указали практически одинаковый. Верхняя граница – 9300.

Будем при деньгах в конце года, проверим.

 

Источник: Инфобанк


 

Read more...

Чем грозит Беларуси накопление внешней задолженности

05-07-13-29Чем может закончиться накопление внешней задолженности в условиях дефицита платежного баланса? На этот вопрос читателя TUT.BY в рамках совместного проекта нашего портала, Исследовательского центра ИПМ и Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра BEROC (Киев) отвечает экономист Исследовательского центра ИПМ Глеб Шиманович.

Вопрос от пользователя valera.barsukov: Не подошла ли к концу эпоха рыночного капитализма (жизнь взаймы для правительств)? Ведь госдолги правительства не смогут отдать никогда, имея дефицит платежного баланса и не распродавая госсобственность.

Спасибо большое за вопрос. Он дает повод порассуждать на две темы: природа долгового кризиса в странах ЕС и состояние государственного долга Беларуси.

Динамика государственного долга является в большинстве случаев отражением бюджетной политики – одного из основных инструментов, с помощью которых государство способно влиять на экономический рост. В случае, если экономика находится в стадии спада, бюджетная политика обычно бывает мягкой, направленной на стимулирование экономической активности за счет более высоких государственных расходов или низких налогов. Как правило, это сопровождается дефицитом бюджета, который финансируется за счет наращивания долга. В период перегрева экономики, когда ускоряется инфляция, традиционно проводится жесткая бюджетная политика, цель которой ограничить покупательский спрос за счет более высоких налогов и/или снижения государственных субсидий. Как следствие, бюджет при проведении такой политики обычно выполняется с профицитом, а уровень долга снижается.

Мировой экономический кризис, начавшийся в 2007 году, спровоцировал правительства многих стран проводить крайне мягкую бюджетную политику, следствием которой стал дефицит бюджета и рост государственного долга в этих странах. Активное наращивание госрасходов было обосновано экономической теорией, согласно которой существует пропорция между изменением государственных расходов и налогов и изменением ВВП. Данная пропорция описывается мультипликатором. Если он выше единицы, то увеличение государственных расходов должно вызывать пропорционально более масштабное увеличение ВВП. Соответственно, снижение госрасходов должно приводить к снижению экономического роста. Низкое значение мультипликатора (близкое к нулю) означает, что изменение государственных расходов практически не влияет на динамику ВВП.

При этом надо иметь в виду, что наличие такого мультипликатора и его значение неоднозначно воспринимается в научных кругах и вызывают широкую дискуссию. В последнее время принято считать, что на мультипликатор сильно влияют многие факторы, среди которых - типы расходов, виды налогов, особенности экономики страны, текущая ситуация. В частности, исследования показывают, что в условиях кризиса значение мультипликатора существенно увеличивается, то есть влияние динамики госрасходов на динамику ВВП возрастает. Дело в том, что во время кризиса уровень частных инвестиций снижается, что делает влияние государственных расходов более значимым в масштабах экономики страны (исчезает эффект вытеснения). Например, увеличение государственных субсидий реальному сектору способствует росту занятости, что в свою очередь ведет к росту потребления домашних хозяйств, что вновь положительно сказывается на реальном секторе, и так далее. Таким образом, теоретически эффективность мер по увеличению бюджетных расходов в период кризиса является достаточно высокой. Генерируемый с их помощью рост ВВП означает увеличение налоговой базы и соответствующих доходов бюджета, что позволяет безболезненно обслуживать долг, возникший в период стимулирования роста.

Однако существуют условия, при которых мультипликатор и в период кризиса может быть близким к нулю или даже отрицательным. То есть рост государственных расходов может не приводить к увеличению ВВП или даже вызывать его снижение. В частности, наличие изначально несбалансированной бюджетной политики, выражающейся в высокой государственной задолженности, приводит к крайне низкой эффективности инструментов стимулирования роста. Наращивание расходов в такой ситуации автоматически воспринимается как сигнал об увеличении налоговой нагрузки в будущем в связи с необходимостью обслуживания государственного долга. Из-за этого экономическая активность еще более снижается. А значит, в таких условиях более эффективной будет жесткая фискальная политика, которая может выражаться, к примеру, в мерах строгой экономии. Такие меры сегодня вынужденно принимаются в ряде стран ЕС в связи с тем, что возможности по стимулированию экономики за счет наращивания расходов и государственного долга ими были полностью исчерпаны в первой фазе кризиса. Данные проблемы стали результатом изначально несбалансированной бюджетной политики, а также долгосрочных структурных вызовов в сфере демографии, среди которых - медленная адаптация систем пенсионного страхования и здравоохранения к старению общества. Соответственно, во многих странах ЕС возникла ситуация, когда высокая долговая нагрузка не позволяет государству продолжать стимулировать экономику за счет средств бюджета, что затрудняет выход из кризиса и требует поиска других инструментов поддержания роста.

Что касается Беларуси, то уровень государственного долга нельзя считать чрезмерно высоким, если сравнивать с другими странами. Однако даже он создает риски для дальнейшего экономического роста. Причина в том, что основную часть государственного долга (а именно 70% от общего объема задолженности, если учитывать гарантированный правительством долг реального сектора) составляет внешний долг. Его обслуживание осуществляется в иностранной валюте, в то время как доходы бюджета формируются в белорусских рублях. Как следствие, государственная задолженность создает нагрузку не только на бюджетный сектор, но и на внешний, что является очень ощутимой угрозой с учетом специфики экономики Беларуси. Положительной стороной сложившейся ситуации можно назвать долгосрочный характер внешнего государственного долга, то есть тот факт, что расходы по его обслуживанию распределены во времени. На данный момент единственный пик платежей приходится на текущий и последующие два года, после чего расходы существенно снизятся. Нормальной стратегией в таких условиях является частичное рефинансирование долга. Однако ее осуществление затруднено высокими ставками на рынках заемного капитала. Безболезненное погашение кредита возможно лишь в том случае, когда он генерирует рост доходов, превышающий ставку по кредиту. Доступные на данный момент для Минфина ставки по валютным займам даже на внутреннем рынке находятся в районе 7%. Добиться же устойчивого роста экономики с такими темпами (пусть даже номинального ВВП в долларовом эквиваленте) достаточно сложно. Это и побуждает власти рассматривать альтернативные возможности – привлечение нового кредита от МВФ или Антикризисного фонда ЕврАзЭС, проведение точечной приватизации.

 

Источник: TUT.BY


 

Read more...

Как в Беларуси формируется средняя зарплата

25-06-13-03Вместе с экономистами Борисом Желибо и Леонидом Заико корреспондент «Салідарнасці» разбиралась в формуле успеха белорусской экономики: почему, несмотря на уменьшение объема производства и большое количество выходных, зарплата у населения неуклонно растет?

Белстат опубликовал данные о начисленной средней заработной плате за май. Согласно статистике, белорусы в мае стали богаче в среднем на 100 тыс. рублей (4,988 млн рублей). Откуда вдруг такие успехи белорусской экономики?

Леонид Заико: Сначала всенародная радость, в перспективе – инфляция и снижение доходов

– Это явление имеет скорее всего социально-политические корни, — считает Леонид Заико. – Дело в том, что зарплата у нас формируется неприлично, как и сама политика доходов. В прошлом году ВВП вырос где-то на 1,5%, заработная плата, причем реальная – на 21,8%. В промышленном секторе за пять последних месяцев наблюдается снижение активности и рост запасов, а зарплата чувствительно прирастает. Обычно это происходит в странах, где политики боятся недовольства широких масс. То есть, это вынужденная мера по удержанию социальной стабильности занятых наемных работников, несмотря на ухудшение общеэкономических показателей страны.

Среди последствий в краткосрочной перспективе экономист отмечает всенародную радость заработанным деньгам. Кроме того, такая финансовая политика рождает неверные стимулы и ориентиры для домашних хозяйств, которые неправильно соотносят свои результаты и получаемый доход, зачастую слишком оптимистично оценивая ситуацию.

– Но самое главное, двести лет назад экономист Давид Рикардо разработал и доказал теорию спирали, зависимости между заработной платой и ценами. Феномен спирали заключается в следующем: вслед за повышением зарплаты будут расти цены, потом на основании роста цен опять увеличатся зарплаты. И так до момента, пока инфляция не станет очень большой – в сотни процентов. Поэтому в долгосрочной перспективе это вызовет инфляцию и снижение доходов, — высказал свою точку зрения эксперт.

Борис Желибо: Возможно повторение сценария 2011 года

— У нас получается макроэкономическая диспропорция — такой макроэкономический перекос: темп роста зарплаты постоянно в разы обгоняет темп роста производительности труда. В результате по-прежнему есть риск того, что мы можем к концу этого года или немного позже получить сценарий развития экономики 2011-го, когда у нас темпы роста рублевой массы в разы обгоняют рост ВВП. Денежные каналы переполняются рублями, и это подрывает стабильность белорусского рубля в его валютных курсах – к доллару, к евро и так далее.

По мнению эксперта, рост зарплат без учета темпов производительности и роста ВВП может привести к обвалу рубля и к резкой девальвации. Белорусская экономика таким образом постоянно находится в зоне риска. — Нужно быть скромнее в проведении денежно-кредитной политики – не увеличивать такими большими темпами рублевую денежную массу, — считает Борис Желибо.

 

Автор: Алина Таряник

Источник: Еврорадио


 

Read more...

Злотников: 60% на то, что в Беларуси может повториться кризис 2011 года

07-06-13-47Официальные экономисты запланировали на 2014 год рост ВВП на уровне 9,6%. При том, что за полгода 2013 года рост ВВП с 3,1 снизился до сегодняшнего показателя – 1,1%.

"Если в конце года не случится финансового перелома, на конец года мы получим небольшой минус либо нулевой рост ВВП", - уверен экономист Леонид Злотников.

- Существует Научно-исследовательский экономический институт Министерства экономики, который разрабатывает все прогнозы. Сюда стекаются все "пожелания" заинтересованных структур, которые НИИ обобщает и выдает на-гора прогноз. Поскольку все хотят роста показателей, НИИ вынужден строить прогнозы с учетом "пожеланий", пусть и не таких высоких, но все-таки "растущих".

Итоговый прогноз – это предмет торга, а не плоды научных расчетов.

- Насколько реальны названные цифры, если за первую половину 2013 года рост ВВП с 3,1% упал до 1,1%?

- Если судить по тенденциям, то нет никаких предпосылок и факторов для роста ВВП. Конкурентоспособность белорусской продукции падает, скопились огромные долги, модернизация не принесет ожидаемого эффекта. Ведь сельское хозяйство модернизируется постоянно, но сельское хозяйство остается убыточным. Часть ресурсов, предназначенных на модернизацию, идет на поддержку убыточных предприятий.

- Не получится ли так, что 2013 год мы закончим с минусовым ВВП?

- Я пессимист, может быть, больший, чем следовало бы. Но ситуация вокруг Беларуси не улучшается (в России нет роста экономики, в Европе экономическая ситуация остается сложной, белорусские товары никому не нужны) не способствует росту ВВП. Может быть, год закончим с небольшим минусом или с нулевым ростом ВВП, если не случится финансового перелома к концу года.

- Что вы понимаете под "финансовым переломом"?

- До 14-16% снижается ставка рефинансирования. Это значит, что население может броситься в

Когда я говорю о "финансовом переломе", я имею в виду повторение 2011 года. Эксперты расценивают такую вероятность как "50 на 50". С учетом слишком быстрого снижения ставки рефинансирования я бы это соотношение изменил "40 на 60", где 40 – это стабильное состояние.

 

Источник: www.UDF.by

 


 

Read more...

Чалый: Можно выбирать нужное экономике, избегая негативных последствий

29-05-13-19Реальной модернизации предприятий могла бы посодействовать программа «Европейский диалог о модернизации для Беларуси», которую официальный Минск, к сожалению, игнорирует, уверен экономист Сергей Чалый.

Вице-премьер Петр Прокопович мечтает сегодня экспортировать 85% всей белорусской продукции, хотя за 2013 год экспорт сократился в 4 раза. Ставя такую задачу-мечту, чиновники странным образом забывают, что 75% производимой продукции идет ныне не за границу, а на склады.

Так нужна ли в таком случае Беларуси «модернизация по Прокоповичу» и почему власти отказываются от услуг «Европейского диалога о модернизации»?

Комментирует экономист Сергей Чалый.

— Петр Прокопович мечтает довести продажу белорусских товаров близким соседям и далеким странам аж до 85%. Это шутка или серьезное заявление ответственного чиновника?

— Судите сами: в самые лучшие времена — май 2011 года — нам удавалось экспортировать две трети продукции. Близок к достигнутому тогда был 2012-й. Потом этот параметр сделали целевым.

Но фокус в том, что одновременно ставятся две взаимоисключающие задачи: чтобы увеличить экспорт, нужно ограничить внутренний покупательский ресурс, ограничить рост доходов. А правительство хочет решить сразу две задачи: рост и экспорта, и внутренних доходов.

— Прокопович уверен, что экономического подъема можно добиться за счет модернизации 5 тысяч предприятий…

— Это разговоры в пользу бедных. Модернизация здесь ни при чем. Вся статистика предыдущих лет свидетельствует: рост экспорта возможен за счет сокращения внутреннего потребления.

— Насколько эффективна «модернизация по Прокоповичу»? Давайте возьмем деревообрабатывающую отрасль, сосредоточенную главным образом в провинции. Если даже удастся выполнить приказ Лукашенко и модернизировать «Борисовдрев» до 7 ноября, получат ли борисовчане выход на новые рынки, включая европейский?

— Выход на западный рынок — очень сложная задача. Ведь эта модернизация предприятий — вынужденная, пожарная мера по спасению фабрик и заводов, которые начали резко терять конкурентоспособность.

Невозможно провести настоящую модернизацию предприятий, не меняя систему управления, распределения ресурсов. Я вообще скептически отношусь к такой идее. О ней ведь ничего конкретного неизвестно, за исключением того, что 5 тысяч предприятий имеют бизнес-планы.

Модернизация может расцениваться как скачок в светлое завтра, а может рассматриваться и как завершение того процесса, который шел все предыдущие годы. Если речь о большом прыжке в светлое завтра — он невозможен при сохранении существующей экономической структуры. Более того, чем масштабнее модернизация, тем масштабнее освоение капитала. Кроме расхищения последнего, безосновательная экономическая «реконструкция» может принести больше вреда, чем пользы. Так что пусть эта идея лучше остается обыкновенным трепом, чем реальным делом — так хотя бы не нанесут экономике большего вреда.

— «Борисовдрев» — под Минском, у всех на виду, поэтому столько говорится о его переустройстве. Но в той же Брестской области есть «Пинскдрев» и «Ивацевичидрев» — два градообразующих предприятия, от которых зависит судьба двух полесских городов. Лукашенко только один раз побывал в Ивацевичах: устроил разнос, сменил директора — и точка. Можно ли реально модернизировать эти предприятия, воспользовавшись опытом соседей?

— Бессмысленно поднимать конкретные предприятия, не меняя экономическую среду, в которой они находятся. Можно использовать опыт той же Польши, конечно. Но ситуация у соседей лучше не потому, что там станки поновее. Дело в другом: в Польше есть собственник, которого нет у нас.

— А почему бы официальному Минску не использовать возможности «Европейского диалога для модернизации Беларуси»?

— Я надеюсь, именно в эту сторону и дует ветер. Ведь как возник «Европейский диалог для модернизации Беларуси»?

Государственные структуры отказались участвовать в программе «Восточное партнерство». Евросоюз, чтобы избежать дисбаланса с непредставлением белорусских властей, инициировал «диалог». Именно в его рамках экспертные группы вырабатывают рекомендации для тех, кто принимает решения. В том числе — и в экономике.

Но власти восприняли и эту инициативу как идеологическое обслуживание оппозиции. И фактически сами себя исключили из новой перспективной программы. Можно много хороших бумаг написать, но если нет реципиента, которому их можно предложить, все теряет смысл.

«Европейский диалог для модернизации Беларуси» — это и есть попытка поделиться опытом стран, которые уже прошли стадию Беларуси. С одной стороны, это большой минус, а с другой — колоссальное преимущество. Мы можем приходить как в супермаркет и выбирать для нашей экономики остро необходимое, избегая негативных последствий. Ведь соседи уже все это проходили.

Если появятся реальные экономические проекты, выработанные европейскими экспертами, под них найдутся и средства. Деньги найти легко… А то получится как с кредитной линией китайского банка Eximbank, под которую не один год ищут реальное наполнение — нет достойных экономических проектов.

Программа преобразований, выработанная европейскими экспертами, вполне может найти поддержку и Европейского банка реконструкции и развития, и мировых финансовых структур, в том числе — МВФ.

Проблема не в содержании «диалога», а в отношении к нему официального Минска. Игнорирование этой программы ведет к тому, что на деле пока она не работает.

 

Автор: Семен Кутковец

Источник: Свободные новости плюс


 

Read more...

Снижение ставок по жилищным кредитам чревато макроэкономическими проблемами

11-04-13-25Одной из важных экономических тенденций последнего времени является начавшееся в феврале значительное и резкое снижение госбанками процентных ставок по жилищным кредитам. По мнению экспертов, данное начинание призвано стимулировать рост ВВП и в то же время несет определенные угрозы для экономической стабильности.

Следует сразу оговориться, что постепенное снижение ставок по всем финансовым инструментам происходит уже более года, с тех пор, когда началось восстановление экономики после валютного кризиса. Исключением стал период дефицита ликвидности осенью прошлого года, когда ставки росли. В целом процесс снижения ставок является вполне естественным. «Во-первых, у банков в последнее время образовался избыток ликвидности, что способствует снижению ставок по депозитам. Во-вторых, динамика процентных ставок следует динамике инфляции», – говорит экономист Исследовательского центра ИПМ Александр Зарецкий. Он отметил, что в январе текущего года инфляция была высокой – она достигла 3% – в основном по причине отмены налоговых льгот и роста административно регулируемых цен. Однако уже в феврале инфляция снизилась до 1.24%. «Если бы такой уровень инфляции сохранялся и далее, то через год в годовом выражении инфляция составила бы 15.9%, что значительно ниже текущего уровня процентных ставок, за исключением льготных. Поэтому в целом снижение процентных ставок на данный момент закономерно», – считает Александр Зарецкий.

Несмотря на плавное снижение ставок, в целом они остаются высокими. Сегодня ставка рефинансирования установлена на уровне 28.5%. Что касается ставок по разным видам кредитов и депозитов, то они значительно разнятся между собой, но при этом все они находятся на уровне, значительно превышающем 30% Значительное снижение госбанками ставок по жилищным кредитам для некоторых категорий нуждающихся явно выбивается из общей картины. «С конца февраля-начала марта государственные банки снижают процентные ставки по кредитам на строительство жилья для некоторых категорий нуждающихся в улучшении жилищных условий. «Беларусбанк» снижает ставки с 19-20% годовых до 12-16%, «Белагропромбанк» – с 25% до 12-14%, «Белинвестбанк» – с 30% до 12-16%», – говорится в Ежемесячном обзоре экономики, подготовленном Исследовательским центром ИПМ. Таким образом, ставки по данным жилищным кредитам примерно вдвое ниже ставки рефинансирования.

По мнению Александра Зарецкого, одна из целей данной инициативы – добиться выполнения планов по росту объемов жилищного строительства, которые в прошедшем году заметно сократились: «Правительство планирует ввести в эксплуатацию 6.5 млн квадратных метров жилья в 2013 году. Напомню, что в 2012 году было введено 4.5 млн квадратных метров, а в 2011 – 5.5 млн. Снижение процентных ставок будет способствовать увеличению выдачи жилищных кредитов, что позволит увеличить объем жилищного строительства. В краткосрочном периоде это может привести к более быстрому росту ВВП».

Увеличению ВВП, очевидно, должно способствовать и то, что для получения дешевого кредита гражданам придется внести свои деньги в объеме 5-25% от общей стоимости строительства. Таким образом, экономические власти, очевидно, рассчитывают привлечь большие объемы сбережений населения в производство валового внутреннего продукта.

Экономисты опасаются, что данный способ стимулирования экономического роста может иметь серьезные негативные последствия. Во-первых, дешевые кредиты для нуждающихся формально не являются льготными. А значит, государство, скорее всего, не будет компенсировать банкам разницу между рыночными и фактическими процентными ставками. «С позиции банков предоставление таких кредитов чревато снижением чистого процентного дохода», – сказано в Ежемесячном обзоре экономики.

Помимо этого, искусственное снижение ставок по кредитам может негативно сказаться на макроэкономической ситуации. «Процентные ставки по данным кредитам значительно ниже рыночных и значительно ниже фактической инфляции в годовом выражении. Чтобы процентные ставки по данным кредитам были положительными в реальном выражении, инфляция через год должна замедлиться до 10-12%, иначе данные кредиты принесут дополнительные потери госбанкам. Они могут создать проблемы с ликвидностью, причем в краткосрочной перспективе. Кроме того, разогрев жилищного строительства будет способствовать росту импорта и может привести к ускорению инфляции», – отметил Александр Зарецкий.

 

Автор: Ольга Томашевская

Источник: Агентство политической экспертизы


 

Read more...

Стоит ли ожидать повышения уровня инфляции

02-04-13-08То, о чем так не решалось говорить правительство, наконец свершилось. В Беларуси с 1 апреля 2013 года тарифная ставка первого разряда установлена в размере 250 тысяч белорусских рублей и выросла на 4%. Об этом без шуток сообщила пресс-служба правительства.

С 1 января 2013 года размер тарифной ставки составлял 240 тысяч рублей.

Стоит отметить, что еще в феврале первый замминистра труда и социальной защиты Петр Грушник заявил, что график повышения тарифной ставки "пока не утвержден". По его словам, белорусские власти будут рассматривать вопрос в течение года с учетом работы экономики страны. "Никакой задержки в этом плане нет. Все зависит от нашей с вами работы: в зависимости от этого и будем иметь экономический результат и, естественно, возможность повышения тарифной ставки", — заявил первый замминистра.

Тарифная ставка первого разряда является основой для оплаты труда работников бюджетных организаций и иных организаций, получающих субсидии, работники которых приравнены по оплате труда к работникам бюджетных организаций. Что же касается "не-бюджетников", то тарифная ставка тут тоже является основой: тарифная ставка первого разряда — это начальная точка, от которой вычисляется размер заработной платы каждого разряда. Чтобы определить тариф оплаты труда нужно минимальную ставку первого разряда умножить на коэффициент, соответствующий данной профессии и квалификации в Единой тарифной сетке.

То есть, в итоге зарплаты повысятся у всех. Значит ли это, что состояние белорусской экономики улучшилось?

Финансовый аналитик Сергей Чалый в разговоре с корреспондентом "Товарищ.online" заявил, что это повышение, — скорее, "ритуальное телодвижение". "Хотя, судя по цифрам, у нас действительно за последние месяцы ВВП вырос в пределах 4%", — отметил он.

Кроме того, правительство таким образом могло "компенсировать" населению те 4,3% инфляции, которые страна набрала в январе-феврале этого года. "Этот механизм — повышение базовой ставки, — более выгоден с экономической точки зрения, чем какие-то другие переменные величины повышения зарплат. Рано или поздно компенсацию инфляции все равно пришлось бы делать", — говорит Чалый.

Однако стоит ли ожидать и повышения уровня инфляции? Ведь в Беларуси и так достаточно большая "лишняя" денежная масса, которая с повышением зарплат бюджетникам, а затем и рабочим, только возрастет?

Несомненно, говорит Чалый, на потребительском рынке и на потребительском импорте это повышение скажется. Роста цен следует ожидать в розничной торговле.

Экономист Антон Болточко не видит ничего положительного в росте ВВП в 4%. "Если посмотреть на структуру этого роста, то он обусловлен не продажей товаров и не оказанием услуг. Он вырос за счет взымания налогов. В принципе, эти надлоги на бумаге взымаются, а на деле не уплачиваются, что, в то же время с ростом ВВП вызвало и рост внутреннего долга предприятий бюджету. То есть, ВВП, конечно, вырос, хотя мы ничего не продали", — отметил Болточко.

Повышение тарифной ставкиоy также объясняет "компенсацией инфляции": "С начала года цены растут, растут они и по товарам, которые не входят в "корзину" Белстата (товары, по которым считается уровень инфляции). То есть, станет больше зарплата у бюджетников, пособия, а в свою очередь — аренда и иные платежи, привязанные к тарифной ставке".

Однако там, где все видят минусы, Болточко находит и плюс: "По сути, рост тарифной ставки скрепляет "лишнюю" денежную массу. Из-за налогов и платежей в бюджет, зависимых от тарифной ставки, "напечатанные" в прошлом году лишние деньги могут вернуться назад к регуляторам — в Нацбанк или Минфин, что позволит изъять их из экономики".

То есть, повышением зарплат тоже надо грамотно распорядиться, и не всегда такое повышение ведет к инфляции.

 

Автор: Сергей Веселкин

Источник: Товарищ онлайн

 

Read more...

Миссия

Продвигать аналитику для информирования и выработки доказательной политики, адвокатировать развитие частного сектора.

Портал ЭКОНОМИКА.BY

О портале

For using special positions

http://ekonomika.by

For customize module in special position

http://ekonomika.by

Template Settings

Color

For each color, the params below will give default values
Blue Green Red Radian
Select menu
Google Font
Body Font-size
Body Font-family