wrapper

Новости

Во введении к  диссертациям,  рефератам  и даже  студенческим курсовым работам  по гуманитарным дисциплинам часто можно встретить  определение  «сущности»  предмета исследования. Но эти поиски «сущности» не имеют отношения к современной науке. 

 «В начале было Слово…»

Л. Злотников:

В начале слова не было

 

Неуловимая  «сущность  финансов» 

 

Перед распадом СССР автор этих строк  работал старшим научным сотрудником  в Институте  экономики  АН БССР. Однажды на заседании Ученого совета зам. директора института потребовал, чтобы аспирант уточнил сущность какого-то понятия  в начале своего доклада о кандидатской диссертации. После моей реплики,  что это требование архаично и вытекает из средневековой схоластики, он не поленился сходить  за своим блокнотом и зачитал всем  высказывание Дидро. Содержание этого высказывания, помню,  сводилось  к утверждению: если бы все люди оперировали  точными  значениями слов, то в  мире не было бы войн. Я ответил, что мой оппонент – гегельянец,  «объективный идеалист», что он не знаком с  «Тезисами о Фейербахе» К. Маркса, что конфликты  вызываются  противоречиями классовых и других интересов и ценностей, а не содержанием понятий,  и  что он, вообще, не марксист. В храме марксистско-ленинской идеологии обвинение в  незнании марксизма было серьезным,  и наш спор быстро прекратился. 

И в наше время  преподавателю гуманитарных  дисциплин,  часто приходится  встречаться с выражением «сущность понятия» во введении  к студенческим курсовым и дипломным  работам, в  кандидатских и докторских  диссертациях  и даже в учебных пособиях  и  учебниках. Но не только студенты и аспиранты, но и многие авторы пособий и учебников  не вполне понимают, что же это такое – «сущность понятия». Не буду голословным и приведу два примера  из области финансов.  

Пример 1. Т.П. Николаева. Финансы и кредит. М. 2011.

В  учебном пособии  Т. П. Николаевой «Финансы и кредит» [1] знакомство студента с финансами начинается с раздела «Социально-экономическая сущность финансов,  их роль в расширенном воспроизводстве». Но текст пособия  скорее запутает студента: в нем вообще нет определения «сущности финансов». Вместо этого делаются попытки различных определений просто «финансов»: «Деньги выступают экономической основой существования и функционирования финансов и являются необходимым условием их возникновения  …, нет денег – не может быть и финансов,  ибо  последние  есть  общественная  форма,  обусловленная  существованием первых». Здесь студент запутается еще больше, поскольку не сможет расшифровать, что же такое «общественная форма» неизвестно чего.  И почему деньги, в отличие от финансов,  не есть «общественная форма» общественных отношений?  

Прочитав первый раздел пособия  «Основы  теории финансов»  студент должен знать  среди прочего что такое «сущность и функции финансов» и уметь «давать  четкое  и  полное  определение  основных  понятий,  используемых в теме» [1, стр. 44]. Для пояснения  отличий финансов от денег автор предлагает следующую таблицу

 

Источник: [1, стр. 44]

Трудно себе представить, что ознакомление с таблицей  поможет студенту дать  «четкий» ответ, что же такое  неуловимая «сущность финансов».  Ведь, например,  немногие  студенты  поймут (не говоря о тех, кто не изучал  «Капитал» Маркса), что такое «субстанция стоимости». Да и субстанция  стоимости, как  затрата абстрактного человеческого труда на производство товара, находит свое выражение во всеобщем эквиваленте (деньгах), а не наоборот, как представлено в таблице. 

Чтобы помочь студенту,  автору пособия следовало бы  представить другую таблицу: «Отличие экономической сущности понятии финансов от экономической  сущности понятия денег». Но и на этом не удалось бы остановиться. Пришлось бы добавить  современное определение стоимости (как синтез  теории Маркса и Бем-Баверка) и так далее до «дурной  бесконечности». 

Пример 2.  С. И. Бородулин. Финансы. М. 2010.  

Автор данного учебника  признается, что «российская наука не может пока доступно  и бесспорно объяснить, где проходит четкая граница, отделяющая финансы от денег, где «начинается и заканчивается  действие финансов  в системе денежных отношений».  [2, стр. 23].   Далее Бородулин дает собственное определение  финансов, полностью совпадающее с определением денег: «…современные  деньги выполняют ряд функций, конкретизирующих проявление  их сущности: 1) функцию финансового средства  обращения; 2) функцию финансового средства платежа; 3) функцию масштаба цен (финансового эквиваленте ценности); 4)   функцию финансового средства сбережения и накопления.  В каждый данный момент  времени деньги одновременно реализуются  во всех названных функциях» [2, стр. 29]. 

Но и  определение С. И. Бородулина не проводит  границу между финансами и деньгами.  

Если  в Google  сделать запрос «сущность понятия», то мы получим около 360 000 ответов:  от «экономическая сущность понятия рентабельности» до  сущности понятий «компьютерная грамотность», «экскурсия», «новый товар», «государство», «власть», «цивилизация» и т. д.  При этом в тексте  нет прямого ответа, например,  на вопрос, что такое «сущность рентабельности» (не говоря уже об ее «экономической» или «политической сущности»),  а есть  пространный, на 4 страницы, ответ на вопрос, «что такое рентабельность» предприятия.  

 

Эссенциализм: интуитивное схватывание сущности 

 

Традиция определения «сущности» предмета исследования  зародилась еще в древней Греции  в  речах Сократа и в  трудах Платона  и Аристотеля. 

В диалоге "Теэтет" Платон ставит вопрос о сущности знания – "Что такое знание?" и показывает, что это не ощущение. Чувственное знание не может быть подлинным знанием, так как последнее ничто без понимания, как, например, мы не понимаем иностранную речь,  хотя и слышим. Следовательно, подлинное знание – это такое знание, которое постигается разумом, а в этом случае предметом такого знания выступают уже не вещи, а идеи в качестве сущего бытия.

Например, вещественные столы в нашей жизни представляют собой тень вечной и неизменной идеи стола, которая проявляется во многих столах. По Платону, отдельные вещи материального мира постигаются посредством чувств, разум же постигает не отдельные вещи, а сущности, значит эти сущности – идеи, составляют основу вещей.  Платон отрывает идеи от конкретных чувственных вещей и рассматривает их как подлинные сущности, находящиеся вне материального мира.

Взгляды Платона тесно связаны с его пониманием души, которая для него нематериальна, бессмертна и существует вечно. По его мнению, душа припоминает идеи, которые она знала в тот период своего существования, когда она еще не соединилась с телом. Истинное знание – это познание, которое проникает в мир идей.

Познание идей, или сущностей,  осуществляется с помощью интеллектуальной  интуиции и  диалектического метода. Диалектика рассматривается как искусство спора, в процессе которого  анализируются и  классифицируются  сбивчивые чувственные  впечатления  и  проясняются общие понятия. И, наоборот, из общих понятий, таким же образом,   выводятся суждения об идеях и отдельных предметах. Суждения об идеях могут быть верными или ошибочными.  Формального критерия, который застраховал бы исследователя от ошибок, не существует.

Аристотель, также как и Платон, полагал, что мы, в конце концов,  получаем  все знание посредством интуитивного схватывания сущности вещей. «Ведь знание об  отдельной вещи мы имеем тогда, когда мы узнали суть ее бытия (сущность») – пишет Аристотель» [3, стр. 18],  Но в отличие от Платона он считал, что  всякое движение или изменение вещи  означало реализацию, или «актуализацию»,  потенций   вещи.  «В соответствии  с этим сущность, которая включает все потенции вещи, имеет сходство  с внутренним  источником изменений  или движения» [3, стр. 14]. 

Аристотель, также как и Платон, полагал, что мы, в конце концов,  получаем  все знание посредством безошибочного интуитивного схватывания  сущности  в определении  некоторой вещи.  Он учил, что в науке мы сначала определяем сущность слова, а затем описываем ее с помощью определяемого слова. Примером такого определения, например, является определение  «Щенок – это молодой пес». Здесь «щенок» – термин, подлежащий определению  (имя сущности вещи), «молодой пес» – определяющая формула (описание сущности).  Определяющая формула должна дать исчерпывающее описание сущности (существенных признаков). К примеру, определение  типа «У «щенка четыре ноги»  хотя и истинно, но не является необходимым определением, потому что и у лошади есть четыре ноги. Не является адекватным и определение: «Щенок коричневый», поскольку могут быть щенки и иного цвета.

Мы приходим к определению сущности вещи, после многих наблюдений, но чувственный опыт не схватывает универсальную сущность. Она безошибочно определяется  нашей интеллектуальной  интуицией. «Ведь знание об  отдельной вещи мы имеем тогда, когда мы узнали суть ее бытия (сущность)» – пишет Аристотель» [3, стр. 18],  Например, в куске дерева, по Аристотелю,  скрыты  потенции к горению и плаванию в воде. Эта способность скрыта  в его сущности, даже если он никогда не плавал и не горел. 

Интуитивное постижение сущности вещей  принято называть «эссенциализмом» (от слова essence – сущность).

 

Номинализм: от практики к понятию  

 

«Вопрос о том, обладает ли человеческое мышление предметной истинностью, – вовсе не вопрос теории, а практический вопрос. – писал  К. Маркс в  одном из «Тезисов о Фейербахе» (1848г.), –  В практике должен доказать человек истинность, то есть действительность и мощь, посюсторонность своего мышления. Спор о действительности или недействительности мышления, изолирующегося от практики, есть чисто схоластический вопрос».

Практика  обучения  детей слепоглухих от рождения  полностью подтвердила утверждения Маркса. Чтобы лучше понимать отличие  материалистической парадигмы Маркса в понимании процесса мышления от позиции объективного идеализма  (Платон, Аристотель и др.) схематично рассмотрим процесс обучения мышлению слепоглухонемых. 

Идеалисты пытались найти  сразу  путь к  якобы врожденной божественной душе  слепоглухого ребенка. Поэтому они сразу пытались обучать ребенка  речи  посредством ощущения его пальцами губ и вибрации гортани говорящего (метод Тадома).  Материалисты считают, что душа человека формируется в процессе его жизнедеятельности. И начинать  надо с освоения слепоглухим ребенком окружающего мира с самых простых актов приспособления к нему.  

Испытательным полигоном  для   материалистически  мыслящих  советских психологов и философов стал Загорский дом ребенка для слепоглухонемых детей (Подмосковье).   Психологи выявили, что у этих детей нет поиско-ориентировочного рефлекса,  который проявляется  и закрепляется в первые месяцы жизни здорового ребенка. Эти дети  ни к чему не проявляют интерес, едят и спят. И путь к мозгу этих детей лежит  через удовлетворение первичных потребностей в еде и тепле. Бесполезно учить  их каким-то словам, пока у них нет  никаких представлений  о предметах, которые эти слова называют.  

Необходим период первоначального очеловечения, то есть усвоения  в простейшем виде навыков человеческого поведения. Например, много труда необходимо, чтобы приучить ребенка пользоваться ложкой и выработать другие навыки самообслуживания.  «При обучении навыкам самообслуживания возникает как бы первое разделение труда – взрослый начинает какое-то действие, а ребенок его продолжает. Формируется потребность в общении, хотя специальных средств общения пока нет. Чтобы поставить ребенка на ноги, воспитатель берет его под мышки и приподнимает. Сначала ребенок пассивен. Затем при повторении этих действий он начинает проявлять некоторую самостоятельность. И, наконец, воспитателю достаточно поместить руки под мышки ребенку – и он сам поднимается на ноги. Это очень значительное событие: прикосновение становится сигналом к действию. А вслед за этим появляются специальные средства общения – жесты, которые как бы повторяют действия или ощупывающие движения. Потом жесты становятся все более и более условными. Именно жесты, а не слова – первый язык слепоглухонемого ребенка. Они дают возможность сформировать понимание идеи обозначения. В дальнейшем на этом строится обучение словесному языку. Если слепоглухонемой ребенок вовсе не владеет языком жестов, научить его словам невозможно» [4].

Из числа первых выпускников Загорского дома ребенка четыре стали студентами МГУ, в том числе О. Скороходова стала кандидатом философских наук.  Опыт обучения  слепоглухонемых в  Загорском доме ребенка и данные о развитии мышления в раннем детском возрасте  подтверждает правоту утверждения Маркса о «посюсторонности мышления», являющегося следствием взаимодействия человека с окружающим миром. 

За рубежом тоже был успешный опыт интеграции в общество слепоглухонемой американской девочки – Хелен  Келлер (1880-1968 гг.).  Она стала писательницей и общественным деятелем. Теологи утверждали, что освоение слов (понятий), открыло ее путь  к ее божественной душе. Но следует напомнить, что Келлер потеряла  слух и зрение в результате болезни, когда ей было 19 месяцев, то есть когда  у нее уже выработался познавательный рефлекс, и началось освоение предметного мира и развитие мышления  в результате  этого освоения. 

После того, как девочка заболела, у нее оставались условия жизни, которые  развивали уже сформировавшиеся остатки жестового мышления. Она играла  с дочкой служанки, своей сверстницей, ходила по дому с мамой, держась за ее юбку. Они учили Хелен обращаться с разными предметами по дому. И к тому времени, когда к ней пригласили специалиста по развитию слепоглухонемых, она уже сама выработала систему жестов для обращения  с домашними. Так что Келлер   формировала «сущности понятий»  не в соответствии с философией «объективного идеализма».

Теперь хорошо известно, что существует взаимосвязь между координацией мелких движений рук и речью, что развитие рук младенца находится в тесной взаимосвязи с развитием речи и мышления. «Дело в том, что в головном мозге человека, центры, отвечающие за речь и движения пальцев рук, расположены очень близко, стимулируя тонкую моторику и активизируя тем самым соответствующие отделы мозга, мы активизируем и соседние зоны, отвечающие за речь… двигательная активность кисти увеличивает запас слов, способствует осмысленному их использованию…  В ходе развития человечества исторически сложилось так, что и жестикуляция (ручная деятельность вообще) и, начавшая развиваться  речь,  имели для первобытного человека важное значение, поэтому обе эти функции нашли свое место в развитии коры головного мозга …Появившаяся вербальная речь долгое время сопровождалась постоянной жестикуляцией, …идущие в кору головного мозга нервные импульсы от движущихся рук (в особенности от пальцев рук) «тревожат» расположенные по соседству речевые зоны коры, стимулируя их к активной деятельности.  Упражнения на тренировку моторики пальцев рук ускоряют процесс функционального созревания мозга» [5].

Сначала жесты,  а потом слова отражают объекты  внешнего мира, с которыми человек имеет непосредственные отношение. Вот как  Келлер  описывает осознания своего первого слова: «Кто-то доставал воду из колодца, и учительница подставила мою руку под желоб. Когда мои пальцы  оказались в холодной  струе, она просигналила в другую мою руку слово «вода», сначала медленно, потом быстро… и вдруг мне открылась тайна языка.  …я поняла, что вода означает то изумительное прохладное нечто, что текло по моей руке». Произошло первое  в ее жизни  абстрагирование  от многих случаев, в которых она ощущала воду, к слову «вода». 

Новые абстракции (слова) обобщали  ощущения и уже известные слова.  

На снимке: американская писательница Хелен Келлер (Helen Keller). Источник: magforwomen.com

 

Таким образом, по данным современной науки, определения  формируются  «справа налево» («номиналистское»  определение). Поэтому определение «Щенок – это молодой пес» рассматривается как ответ на вопрос «Как мы будем называть молодого пса?». То есть определение формируется  справа-налево (Напомним, у Платона – Аристотеля – слева-направо).   

У номиналистов справа находится предметный мир, данный нам в ощущениях. Определение   первичных  понятий  начинается  с абстрагирования  наших ощущений, возникающих в процессе взаимодействия  с внешним миром («вода», например). Затем  возникают понятия следующего уровня абстракции, обобщающие новые элементы практики и уже известные понятия (слова).  В племени суахили, в словаре  которого отсутствуют слова высокого уровня абстрагирования, например, «подчинение/господство», данное  отношение между людьми  передается фразой «моя шея – твой нож». 

Язык (слова и грамматика)  моделирует явления внешнего мира, ощущения и взаимоотношения людей. Если практика  какого-либо народа требует абстрагирования  большого числа  свойств одного и того же предмета (чувств, отношений), то у этого народа  возникает больше первично абстрагированных понятий, чем у других народов. Например, у северных народов для описания состояния снега существует около 20 слов, а у племени суахили, для которого коровы являются основой существования, используется   около 300 слов  обозначающих масть коров.  Возникнув, слово может  использоваться  для абстрагирования  и других свойства внешнего мира. Например, слово «масть»  может использоваться для указания свойства игральных карт.  

«Мы всегда осознаем, что  наши термины несколько неясны (поскольку мы научились  использовать их только в ходе практического применения), и мы достигаем точности  не путем уменьшения связанного с ними полумрака неясности,  а, скорее, действуя в нем и тщательно формулируя наши утверждения таким образом, чтобы  возможные оценки используемых значений не играли особой роли. Таким образом, мы избегаем спора  о словах…    Воззрение,  согласно которому  точность науки  и научного языка зависит  от точности терминов, – предрассудок» [3, c. 28]. 

 

И снова о «сущности»  финансов

 

На практике эссенциалистские («слева направо») определения полезны  при изучении  научного текста, например, студентами. Если  во время лекции по финансам предприятия  профессор использует, например,  термин «оборот капитала», то  предварительно он должен дать  определение этого термина по формуле «слева направо», то есть какую практическую деятельность на предприятии обобщает данное понятие.  

Но когда профессор пишет  учебник по предмету «Финансы», он должен понимать, что  студент может познать  «что такое финансы»  (но не «сущность финансов»),  только  после изучения  всех разделов учебника.  То есть только после того, как познакомится, что такое практическая деятельность в той сфере, которая  обозначается сегодня как финансы. 

Более того, в учебнике  по финансам  нет смысла вообще определять термин  «финансы». Для этого понадобилось бы еще раз переписать оглавления учебника.  Например, в известном на Западе  учебнике «Финансовый менеджмент»  Юджина Ф. Бригхэма и Майкла С. Эрхардта, который многократно переиздавался  и переводился на русский язык,  в конце книги есть глоссарий. Но что примечательно, в большом списке  «предметных определений» в конце книги понятие «финансы» отсутствует.  Вместе это много слов (одиннадцать страниц), раскрывающих практику в данной области человеческой деятельности  (Например, «фондовые биржи электронные», «коэффициенты управления долгом»).

Конечно же,  в начале  авторы книги  знакомят студентов с предметом  «финансы», но по современной формуле познания «справа налево».  В 1-м параграфе  (озаглавленном  «Карьера в финансах») 1-й  главы («Задачи финансового менеджмента») нет  схоластики и определения, что такое «финансы». Зато студентов знакомят,  какие решения они будут принимать, на каких рынках  они будут работать  и прочие детали их практической деятельности.  

А теперь сравним со многими российскими и белорусскими учебниками, где в первом же параграфе  говорится  о «сущности» предмета изучения  и где авторы запутываются сами, не говоря уже о студентах. 

Если требуется дать  краткое номиналистское  определение  термина «финансы»  в учебнике не по финансам, то можно определить  финансы как «капитал в денежной форме». Так, например,  в «Большом  финансово-экономическом словаре» английское  слово finance переводится как «капитал, участвующий в каком – либо проекте».

 

Определение «сущности»  лишь усложняет исследование 

 

Философия, основы которой заложили Платон и Аристотель  называется объективным идеализмом. Наибольшее развитие она получила в 19 веке в трудах Гегеля. 

Но и   в наше время некоторые  известные философы  разделяют точку зрения Аристотеля  о необходимости точного определения  понятий. «…если мы не знаем точных значений используемых нами слов, – пишет,  например, Л. Витгенштейн, – мы не можем ожидать пользы от наших дискуссий… Достаточно только почитать  ежедневные газеты, чтобы заметить, что успех пропаганды  (современного аналога риторики), зависит,  главным образом от степени  запутанности значений терминов…» [3, c. 25]. 

Но умный политик или философ, – возражает  Карл Поппер, – «способен с легкостью удовлетворить потребность в уточнении понятий.  Если бы его спросили, к примеру,  что он понимает под «демократией», – он мог бы ответить «правление общей воли» или «правление духа народа». А поскольку он теперь дал определение  и тем самым действовал в соответствии с высшей нормой точности,  никто не осмелится  критиковать  его далее. И действительно, каким образом его критиковать, если требование, согласно которому «управление», «народ», «воля» или «дух» также должны  быть, в свою очередь, определены, выводит нас на дорогу регресса в бесконечность, и каждый будет опасаться вступить на нее … спор о том, правильно это определение или нет, может привести  только к пустому прению  о словах» [3, c. 27]. 

Попытка     определения   «сущности/идеи демократии» приводит к  тем же результатам, что и в случае  с определением «сущности финансов» –  к еще большей  запутанности проблемы.     

Аналогична ситуация и с другими  понятиями науки.

 

В современной науке нет места категории сущности 

 

В современной науке нет проблемы определения понятий. Например,  современная  физика, которая  вообще не заботиться о значении своих терминов  достигла высокой  точности своих  определений. С другой стороны, философия, которая в течение двадцати веков заботилась о точности значений своих терминов, содержит множество не только пустых слов, но и слов явно двусмысленных, отмечает К.  Поппер. 

Более 2-х тысяч лет тому назад  всего лишь два  свойства дерева  можно было действительно считать существенными  для практики того времени. Но сегодня развитие науки  выявило  много важных для практики других свойств дерева. Например,  радиоактивность  дерева ниже, чем железобетона.  И это иногда существенно для выбора материала  стен для  сельского дома. Кроме того,  у каждой породы дерева  свои свойства (см. вставку 1 ниже), которые используются в практике строительства, химии,  акустике, медицине, биологии  и т. д.  И в каждой отрасли используются свое подмножество существенных свойств  дерева.  Сейчас просто наивно  утверждать, что, по Аристотелю,  сущность дерева есть его качества «горючести» и «плавучести», воспоминания о которых  интуиция выуживает  в вечной душе человека. 

 

Вставка 1. Для примера приведем свойства только одной породы  дерева (осины),  используемые в строительстве.     

Свойства осины:

• Ее древесина практически не поддается червоточине. 

• Древесина осины в сухом состоянии обладает высокой упругостью и по этому показателю превосходит не только хвойные породы – сосну, ель, лиственницу, но и лиственные – дуб, ясень, граб, тополь и др. Балки и стропила из осины прогибаются гораздо меньше, чем, например, дубовые, и при этом значительно легче. 

• Осиновые доски отличаются белизной, поэтому строители охотно используют их для настилки полов и потолков.

• Осиновая древесина при контакте с водой после высыхания не разрушается, а становится еще прочней, поэтому в России она традиционно применялась для изготовления драни на крыши, труб водопроводов и для отделки погребов и строительства бань. Сок, выступающий на поверхности дранки из сырого материала, высыхая, делает ее как бы лакированной, благодаря чему с такой дранки лучше скатывается дождевая вода. 

• При разогреве до 100 °С, осина не выделяет смолу, как хвойные породы, а также сильно не разогревается, как березовая, дубовая или буковая древесина, поэтому является лучшим материалом для строительства и отделки саун и бань. 

 

Когда ученый решает некоторую  проблему  (что-то объяснить, предсказать или применить новое знание для решения  практической  задачи),  он  вводит в рассмотрение те свойства вещей, которые помогают  решить проблему и которые  в данном случае можно назвать. При этом он не заботится,  как назвать   новое свойство или просто обозначить его символом. Потому что его новый термин, в случае необходимости,   расшифровывается с допустимой неточностью номиналистски,  то есть справа – налево («от практики»). 

Иллюстрация. Команда ученых осуществляет  запуск космического корабля с Земли на Марс. Группа ученых, которая отвечает за вывод  корабля  на орбиту вокруг Марса,  определяет  корабль как точку в  космическом пространстве, которая имеет   определенные массу и вектор скорости, возможную мощность ракетного двигателя с целью корректировки траектории.  Другая группа ученых,  отвечающая  за посадку корабля на водные каналы Марса,  представляет корабль как тело определенной формы,   массы,  гидродинамических качеств его поверхности,  скорость при посадке и др.  и т. д.   

На этом примере решения практической проблемы мы видим, что  описание  одного и того же  объекта исследования  (космический корабль)  совокупностью  его  свойств, определяемой   в зависимости от решаемой задачи  порождает различные предметы исследования. При этом не имеет значения, как будет называться этот предмет. 

Важно лишь одно – решить поставленную перед исследователем  проблему. 

При описанном подходе  к исследованию, когда набор свойств объекта  зависит от  задачи, которую решает   исследователь,   понятие «сущность» предмета исследования  теряет смысл. 

 

Автор: Леонид Злотников

Источник: EKONOMIKA.BY

Заставка для новости: syl.ru

 

Список использованных источников:

1. Николаева Т.П. Финансы и кредит:  учебно- методический комплекс. Москва 2011. Изд. Центр ЕОАИ. 2011. – 386 с. 

2. Бородулин С. И. Финансы. М. 2010.

3. Поппер Карл Открытое общество и его враги. М. 1992.

4. Мещеряков А.  Познание мира без слуха и зрения. Журнал «Скепсис».

5. Нугаева Р.Р. Связь мелкой моторики с игровой деятельностью и ее влияние на развитие личности дошкольника // Молодой ученый. 2013. №7 

Leave a comment

Миссия

Продвигать аналитику для информирования и выработки доказательной политики, адвокатировать развитие частного сектора.

Портал ЭКОНОМИКА.BY

О портале

For using special positions

http://ekonomika.by

For customize module in special position

http://ekonomika.by

Template Settings

Color

For each color, the params below will give default values
Blue Green Red Radian
Select menu
Google Font
Body Font-size
Body Font-family