wrapper

Новости - слайдер на главной

27-11-12Президент Беларуси Александр Лукашенко в интервью французской газете Le Figaro на вопрос, не разочарована ли Беларусь отношением к ней ЕС, сказал: "Мы больше чем разочарованы. Мы вообще порой не понимаем, чего хочет Европейский союз". Так в чем же логика в отношении Европы к нам? И насколько крепки наши объятия с Москвой и Брюсселем?

ЕС хочет торговать с понятной страной

ЕС является вторым по объему после России внешнеторговым партнером Беларуси. При этом правовое регулирование отношений очень туманное.

"Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Беларусью в настоящее время заморожено, а юридической и правовой базой для торгово-экономического сотрудничества является документ, подписанный еще в советские времена", - рассказал временный поверенный в делах Евросоюза в Беларуси Жан-Эрик Хольцапфель, цитирует БелаПАН.

Любая страна, где экономика строится по законам рынка, ищет возможность увеличить свое благосостояние: необходимо найти тех, кто что-нибудь у страны купит, и тех, кто что-нибудь полезное ей продаст. Евросоюз – это совокупность таких стран. Они торгуют по законам, которые вырабатывались не годами – веками. Эти законы отточены и продолжают совершенствоваться.

И вот европейские бизнесмены присматриваются к белорусскому рынку. И абсолютно его не понимают! А там, где непонимание - там риски. Каждый бизнесмен задает себе вопрос: а нужно ли мне рисковать своими деньгами, вкладывая в то, что мне незнакомо? Тут же появляются представители других стран и предлагают свои товары по выгодной цене. Ведь Беларусь не одна, уникальных товаров раз-два – и обчелся. При этом другие страны ЕС понятны. И бизнесмен склоняется в сторону не белорусского предложения. А Беларусь остается не у дел.

"Мы приветствуем ту работу, которую Беларусь проводит по либерализации своей экономики, - говорит Жан-Эрик Хольцапфель  - Мы также приветствовали бы дополнительные усилия страны по обеспечению безопасности ведения бизнеса, безопасности инвестиций. Инвесторам и бизнес-сообществу в целом нужны надежные законы и процедуры, а также надежные налоговая система, правосудие и таможенное законодательство".

Однако у Беларуси свое видение. И временный поверенный в делах Евросоюза в Беларуси продолжает: "Инвесторам трудно принять дополнительные условия белорусских властей по строительству социальных объектов или субсидированию колхозов или совхозов, поскольку это не является сферой их бизнеса". Вот и вся рыночная премудрость.

Свобода как возможность регулировать отношения

Есть также ряд демократических механизмов, которые не позволяют рынку превратиться в спекулятивный инструмент. В этом контексте свобода СМИ, свобода собраний, свободные профсоюзы, регулирующие отношения нанимателя и работника, и другие возможности очень эффективны.

Простой пример. Есть некая информация о незаконной деятельности, которую хотят скрыть. Свободные СМИ ее опубликуют, чем, кстати, окажут услугу правоохранителям: если последние честно выполняют свой долг, они в таком сотрудничестве заинтересованы. И не нужно бегать и кого-то выслеживать – четвертая власть добудет информацию и подготовит общественное мнение.

Интегрированность людей в общество также полезна самому обществу: люди пришли, обсудили, решили, как и чем будут управлять. А заодно решили, кто будет отвечать за это управление (провели выборы). Возьмем, к  примеру, чистые, аккуратные небольшие немецкие города. Не из-под палки, не по намеченному плану, а из желания конкурировать с другими малыми городами жители занимаются их благоустройством. Они, по сути, берут на себя часть забот коммунальных служб, разбивая клумбы и добровольно украшая свои окна цветами. Они чувствуют себя хозяевами своего города и готовы участвовать в его благоустройстве.

Или, положим, свободные профсоюзы. Есть проблема между нанимателем и работниками. Как ее разрешить? Профсоюз – это не номинальная организация, аккумулирующая взносы, а посредник, который договаривается с нанимателем, пытается добиться правды для работников и не допустить при этом эскалации конфликта. А разве государству нужны конфликты? А обществу?

С Европой все стало яснее – они хотят более понятного партнера, а не туземца, говорящего на чужом языке и по-своему толкующего простые жесты. А что же Москва?

Россия хочет осуществить геополитические планы

Конечно, Россия – наш стратегический торговый партнер. Однако это очень большая сырьевая страна, которая сегодня может торговать практически с любым государством. Россия сильная – не то что несколько лет назад. С  ней считаются, и позади те времена, когда Соединенные Штаты радостно приветствовали однополярность мира.

У сегодняшнего Кремля есть некая власть, которую он реализует в новой геополитической доктрине. Москва стремится посредством различных инструментов – Союзного государства, Таможенного союза, ЕЭП и обсуждаемого сейчас экономического союза с Европой –  добиться растягивания сети между двумя океанами, некоего объединения, которое завязано на экономических интересах многих стран. Как сильное государство, Россия рассчитывает на главенствующую роль в таком союзе. И как владелица сырьевой базы, она может рассчитывать на то, что станет диктовать условия другим странам.

Какая роль отводится Беларуси в этих планах? Интеграция, особенно тесная экономическая, возможна, если с чего-то (или кого-то) начать. И тут Беларусь, с которой уже в достаточной степени Россия торгует, с которой она граничит, а народы близки по менталитету, становится полезной. Обратите внимание, что мы участвуем во всех образованиях, которые потом сольются в ту самую единую сеть от океана до океана. Некоторые из них будут поглощены. И мы пока играем важную роль. А потом? Не слишком ли мы слабы, чтобы и дальше много значить для Москвы, когда планы ее начнут осуществляться?

Европа понимает выгодность наших отношений с Россией

Жан-Эрик Хольцапфель говорит, что Таможенный союз очень интересен для Беларуси, поскольку Россия остается нашим главным торговым партнером. Однако создание Таможенного союза привело к значительному увеличению размера таможенных пошлин, что вызвало обеспокоенность ЕС.

Есть вопрос и по экспортным тарифам. Если бы Беларусь была в ВТО, у нее не было бы проблем с экспортными тарифами, поскольку не было бы самих тарифов. Но наше участие в ТС тормозит переговоры с ВТО.

По заявлениям Москвы, вопрос экспортных тарифов будет решен в рамках создания Единого экономического пространства. Это коснется отношений между Беларусью и Россией, но не между Беларусью и ЕС, поскольку в настоящий момент торговые переговоры между Беларусью и ЕС не ведутся, говорит Жан-Эрик Хольцапфель.

Однако Европа и выход предлагает: "Если бы нам удалось разморозить Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между Беларусью и ЕС и начать дискуссию о создании комплексной зоны свободной торговли, подписать соглашение о свободной торговле, тогда наши эксперты вернулись бы к вопросу о том, как можно построить отношения с Беларусью в рамках Таможенного союза".

Чего все же не понимаем мы?

Скорее всего, своей роли в процессах, которые протекают между ЕС и Россией. На данном этапе это наши самые главные торговые партнеры. Однако ни с одним, ни с другим у нас не выстроен диалог, который был бы экономически выгоден конкретно Беларуси. Мы бросаемся из крайности в крайность и уже сами не понимаем, чего хотят Брюссель и Москва. Хотя могли бы стать звеном, объединяющим два таких разных мира – страна в центре Европы с менталитетом и историей, близкими русским. Но для этого нужно быть в первую очередь дипломатичными и просить не кого-то поставить себя на наше место, а самим попытаться поставить себя на место партнера.

 

Автор: Людмила Лялина

Источник: OPEN.BY


Tagged under
  • ,

Leave a comment

Миссия

Продвигать аналитику для информирования и выработки доказательной политики, адвокатировать развитие частного сектора.

Портал ЭКОНОМИКА.BY

О портале

For using special positions

http://ekonomika.by

For customize module in special position

http://ekonomika.by

Template Settings

Color

For each color, the params below will give default values
Blue Green Red Radian
Select menu
Google Font
Body Font-size
Body Font-family