wrapper

Новости - слайдер на главной

Государство в Беларуси распоряжается почти 80-тью процентами доходов от экспорта нефтепродуктов и химических продуктов, в то время как в машиностроении эта доля составляет примерно 50%. Такие оценки приводятся в исследовании, которое провели ученые Белорусского государственного экономического университета (БГЭУ).

Из полученных расчетов следует, что «доходы государства от экспорта продуктов нефтехимии почти в 3,5 раза превышают аналогичный показатель для машиностроения. При этом доходы домашних хозяйств от экспорта продуктов данных отраслей отличаются несущественно» (рис. 1).  

Рис. 1. Распределение экспортных доходов исследуемых отраслей, трлн. руб., по состоянию на 2012 г.

Источник: БЭЖ

Именно этим можно объяснить тот факт, что нынешнюю рецессию в экономике бюджетники ощущают в меньшей степени, нежели работники реального сектора. Для сравнения в кризисном 2011 году было все наоборот: бюджетники ощущали кризис в большей степени, чем работники реального сектора. По мнению ученых БГЭУ, «кризис 2011 года в большей степени коснулся бюджетников и в меньшей – работников «реального сектора», в том числе предприятий-экспортеров, экспортные доходы которых не снизились. Другой пример: в 2015 году существенно сократился экспорт продуктов машиностроения, в первую очередь на российский рынок. В результате упали доходы домашних хозяйств для работников предприятий данной отрасли и ряда смежных отраслей, но для государства ситуация оказалась не столь болезненной, как в 2011 году».

Авторы исследования отмечают, что «одновременно со снижением объемов экспорта транспортных средств происходит увеличение доли импортных узлов и компонентов в структуре выпускаемой продукции». По их мнению, в ближайшее время в экспорте продукции машиностроения не произойдет существенного увеличения доли добавленной стоимости национального происхождения. Более, того в случае проведения структурных реформ и включения белорусских машиностроительных предприятий в глобальные цепочки стоимости, эта доля может даже несколько снизиться. На это указывает опыт стран Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ), которые «интегрированы в глобальные цепочки стоимости как финальные сборщики и имеют невысокую долю добавленной стоимости национального происхождения в экспорте. Только Германия и Япония, производящие наиболее сложные наукоемкие компоненты техники, получают продукт с высокой долей добавленной стоимости» (табл. 1).

Источник: по данным OECD и WTO

*  – расчет авторов исследования

По расчетам ученых БГЭУ, доля добавленной стоимости национального происхождения в экспорте транспортных средств составляет 48%, а в экспорте по всей экономике – 57%. Это больше, чем в Венгрии, и примерно столько же, сколько в Чехии и Польше, то есть в странах, которые провели структурные реформы и интегрировались в глобальные цепочки стоимости.

Поэтому, как утверждают авторы исследования, «включение Беларуси в глобальные цепочки создания сложной технической продукции, скорее, может не увеличить, а уменьшить долю добавленной стоимости в экспорте рассматриваемых видов деятельности» (табл. 1). 

Они приводят пример с продукцией компании Apple, «по которой США, к слову, имеют отрицательный торговый баланс с Китаем, если судить по объемам чистого экспорта. Однако если разложить торговые потоки по принципу вклада каждой страны в добавленную стоимость конечного продукта, то оказывается, что в себестоимости каждого продаваемого в США iPhone содержится 12% добавленной стоимости, созданной в США, 9 – в Германии, 43 – в Южной Корее, и только 3,5% добавленной стоимости создают китайские предприятия-сборщики».

Тем не менее, авторы исследования не утверждают, что в эти цепочки не стоит интегрироваться. В ходе такой интеграции может увеличиться объем экспорта, а также не исключен перенос в Беларусь производства отдельных авто компонентов по схемам субконтрактации и аутсорсинга.

По расчетам ученых БГЭУ, доля добавленной стоимости в экспорте в целом для экономики Беларуси за 2011 и 2012 годы составила соответственно 54 и 57%. «Значение этого показателя для Беларуси близко по величине к таким странам, как Словакия, Португалия, Ирландия, Южная Корея, экономика которых также характеризуется высоким уровнем открытости». Значение этого показателя для Беларуси также сопоставимо со странами Балтии и ЦВЕ (рис. 2). 

 

Рис. 2. Доля добавленной стоимости национального происхождения в экспорте ряда страна Центральной и Восточной Европы, 2011, отн. ед.

Источник: БЭЖ

На общем фоне выделяется Россия, которая «имеет наиболее высокий показатель вследствие того, что использует в основном отечественные ресурсы в производстве своих экспортируемых товаров – преимущественно сырья и продуктов первичной переработки». «Беларусь, которая относится к малым открытым экономикам, по данному показателю  сопоставима с европейскими странами, имеющими схожую отраслевую структуру», отмечают авторы исследования. Ими также была проведена «оценка показателя доли добавленной стоимости в экспорте при условии, что экспорт нефтепродуктов равен нулю». В итоге, было «получено значение в 67%, что примерно соответствует аналогичному показателю для Польши. Действительно, белорусская экономика достаточно близка к польской по своей структуре, за исключением высокой доли в белорусской экономике производства нефтепродуктов», резюмируют авторы исследования. Наконец, исследователи показали, что в 2007-2013 годах основным источником экономического роста являлся внутренний рынок. Исключение составляли 2011 и 2012 годы. В эти годы спрос на товары и услуги белорусских производителей на внутреннем рынке упал (в результате глубокой девальвации белорусского рубля и снижения покупательной способности населения), и основным источником экономического роста стал экспорт. Однако в 2013 году эффект девальвации закончился. Добавленная стоимость, созданная за счет продаж на внутреннем рынке, снова стала превышать добавленную стоимость, созданную за счет экспорта (рис. 3)

 

Рис. 4. Динамика валовой добавленной стоимости, созданной в белорусской экономике за счет экспорта и за счет продаж на внутреннем рынке

Источник: БЭЖ

Исследование было проведено на основе данных межотраслевого баланса Беларуси (таблицы «Затраты-Выпуск»). А также на основе базы данных TiVA, которая охватывает 58 стран, на которые приходится 95% мирового ВВП. Эту базу совместными усилиями составляют сотрудники ОЭСР и ВТО.  Авторы отмечают, что «в Беларуси таблицы «Затраты-Выпуск» публикуются с запаздыванием на 2 года, а показатели по другим странам в базе данных TiVA  иногда – с запаздыванием на 4 года. Однако внутренние межотраслевые взаимосвязи в экономике достаточно инертны и не могут в нормальных условиях быстро меняться. Поэтому использование этих данных может давать ценный практический результат».

И действительно, в сервисе построения графиков на сайте ОЭСР, самые последние данные по показателю «доля добавленной стоимости национального происхождения в экспорте» приводятся лишь за 2011 год (рис 4). 

 

Рис. 4. Доля добавленной стоимости национального происхождения в экспорте

Источник: OECD

На значение этого показателя, как среди прочего и отмечают авторы исследования, оказывает влияние размер страны (рис. 4). Так малые по численности населения страны  – Люксембург, Словакия, Ирландия, Венгрия, Чехия, Мальта, Литва, Нидерланды, Бельгия, Словения, Финляндия, Швеция, Эстония, Португалия, Болгария, Дания, Австрия, – у всех значение  этого показателя находится в диапазоне 40-70%. В то время, как большие по численности населения страны – Германия, Франция, Италия, Британия, США, Япония, Канада, Румыния, Австралия, Польша, – имеют значение этого показателя свыше 70% (красная пунктирная линия на рис. 5). 

Тем не менее, влияние этого фактора если оно и есть, то его не стоит преувеличивать. Существует много примеров в мировой практике, когда малые по численности страны имеют не меньшую долю внутренней добавленной стоимости в цене экспортируемых товаров, чем большие по численности населения страны.  Например, Латвия (71,3%), Австрия (72,2%), Израиль (74,7%), Греция (75%), Литва (76,3%), Швейцария (78,8%), Кипр (78,5%), Гонконг (79,6%), Нидерланды (80%), Норвегия (82,8%), Новая Зеландия (83,8%). У каждой из перечисленных стран свой путь: кто-то развивает экспорт услуг, у которых традиционно добавленная стоимость выше, а кто-то производство наукоемких компонентов техники. Наконец, кто-то делает и то, и другое. Поэтому расти есть куда. Даже, если принимать этот показатель без нефтехимии для Беларуси, равный 67%. 

Пока же, нефтехимия остается важнее для государства, чем машиностроение, и заменять ее чем-то другим государство, по всей видимости, не мотивировано. С другой стороны, а есть ли чем заменять? Ведь даже объем экспорта IT-услуг, или потенциальный экспорт услуг образования, здравоохранения, туризма, по сравнению с объемами экспорта нефтехимии, находятся просто в разных измерениях. Существенный рост объемов экспорта в машиностроении также вряд ли возможен без принятия предприятиями принципов функционирования современной схемы организации производства в мире. А такие планы на ближайшую пятилетку похоже отсутствуют.

 

Автор: Юлия Ефименко, Екатерина Алексетович

Источник: ЭКОНОМИКА.BY

Другие статьи по теме:

Эксперт: Нужно посмотреть на машиностроение по-другому, как на IT-сектор

Leave a comment

Миссия

Продвигать аналитику для информирования и выработки доказательной политики, адвокатировать развитие частного сектора.

Портал ЭКОНОМИКА.BY

О портале

For using special positions

http://ekonomika.by

For customize module in special position

http://ekonomika.by

Template Settings

Color

For each color, the params below will give default values
Blue Green Red Radian
Select menu
Google Font
Body Font-size
Body Font-family