wrapper

Новости - слайдер на главной

02-04-13-11Предметно поговорить о дальнейшей работе в содержательном русле визитов Президента в Юго-Восточную Азию с директором Парка высоких технологий Валерием ЦЕПКАЛО мы условились еще в Сингапуре на бизнес-форуме. Спрессованная повестка мероприятия не оставляла времени для обстоятельной беседы. Разговор состоялся уже в Минске.

И, конечно, о Сингапуре.

— Валерий Вильямович, давайте попытаемся как–то структурировать наши интересы в Сингапуре.

— Они очень разноплановые. Очень любопытен уникальный исторический опыт этой страны. Ее удачная попытка прорваться из "третьего" мира в "первый". Ведь еще в 1965 году это был крайне бедный остров на краю мира, вдали от основных центров силы и торговых путей. Он ничего не имел. Нефти не было, газа не было. Не было даже пресной воды и строительного песка. Все надо было завозить и оплачивать валютой. Только где ее взять? Да и качество населения, если можно так выразиться, было крайне низким. Самые бедные и малообразованные китайцы и индусы, свезенные английскими колонизаторами для тяжелых портовых работ.

Ситуация казалась безнадежной. Но был сильный лидер, который мечтал создать процветающее государство. И Сингапур действительно за короткое время стал одним из мировых лидеров. Впечатляет, что буквально за каких–то 30 лет это государство по доходам на душу населения обошло США. Начиная с 7 — 8 долларов в 1965 году, к 2000 году они вышли примерно на 2,5 тысячи долларов — это мировой рекорд!

То есть опыт в самых разных сферах государственного строительства — это первое. Второе, Сингапур — это, так сказать, пятизвездочная страна. Как фешенебельный отель, в котором могут сойтись пути разных влиятельных персон. В Сингапуре мы имеем возможность вести диалог с признанными лидерами мирового бизнеса.

— Обращаясь к опыту... В чем вам видятся основы успешного рывка Сингапура?

— Я бы выделил два главных фактора. Государство изначально и сейчас огромное влияние уделяет развитию инфраструктуры: здания, дороги, порт, аэропорт, инженерные коммуникации. К этим элементам требования чрезвычайно высокие. Второй фактор — поддержка, так сказать, "маленького человека". Он был актуален и в первые годы модернизации, остается в центре внимания и сейчас. Сегодня в Сингапуре прочно укоренились крупнейшие транснациональные корпорации. Но при этом правительство ориентировано на всемерную поддержку малого и среднего бизнеса. Тут такая философия: государство верит в то, что талант, божья искра есть в каждом. Надо только ее рассмотреть и помочь развиться. Более того, государство привязано к результатам развития бизнеса. Зарплата чиновников через систему коэффициентов зависит от доходов в частном секторе. Причем не хозяев предприятий, а непосредственно наемных работников. Поэтому государственные служащие искренне заинтересованы в стимулировании развития частного сектора. Это уникальная модель партнерства.

— Один наш бизнесмен мне как–то сказал, что, работая в Сингапуре пятый год, не знает ни одного чиновника. Все административные процедуры совершаются через интернет, не выходя из офиса. Очень удобно...

— И эффективно в плане борьбы с коррупцией. В этой стране ее уровень один из самых низких в мире. Все контакты с госструктурами абсолютно прозрачны. Приведу яркий пример. Действует очень интересная система закупок. И не только в бизнесе. Например, школа на едином портале размещает заявку на курс лекций, скажем, по истории современного рок–н–ролла или классической музыки — определенное количество часов за некоторое вознаграждение. Любой специалист в этой сфере может подать заявку и получить контракт. Вне зависимости от того, гражданин он страны или иностранный специалист. Здесь сознательно создают конкурентную среду на рынке труда. И этот принцип применяется во всех сферах и на всех уровнях. То есть, создавая глобальную конкурентную среду, сингапурцы сами заставляют себя быть в ней конкурентоспособными.

— И что из этого опыта мы реально могли бы взять на вооружение?

— Позаимствовать можно буквально все. От строительства, организации авиаперевозок и их обслуживания до опыта реализации инфраструктурных проектов, системы контактов с государственными органами — создания "электронного правительства" и форм поддержки малого и среднего бизнеса. Кроме того, Сингапур показал пример формирования эффективного банковского сектора. Это тоже можно взять на заметку. Ведь страна в свое время поставила перед собой задачу стать банковским центром Азии. Специалисты разработали программу на 10 лет, а выполнили ее за 5. В чем урок: разработано эффективное законодательство и была большая воля обеспечить ее работу.

— На Кипре тоже средоточие мировых финансов. Но нынешняя ситуация в этой стране говорит о том, что эта сфера достаточно зыбкая.

— В отличие от кипрской модели в Сингапуре просто дали возможность свободно у себя оперировать крупнейшим мировым банкам. На Кипре же весь так называемый оффшор обеспечивали два основных банка. Объемы аккумулированного ими капитала в 8 раз превышали ВВП страны. Поэтому проблемы одного банка приняли государственный масштаб. А стиль их решения, честно скажу, во многом раздражает. Ладно бы замораживались сберегательные счета физических лиц. То есть деньги, находящиеся на депозите. Но ведь парализованы расчеты по текущему бизнесу. Очень опасная ситуация. Ведь банки должны обеспечивать исполнение контрактов, платить налоги и т.д. А модель Сингапура отличается тем, что здесь дали возможность работать крупнейшим мировым банкам по внутренним правилам Сингапура. В итоге сложился мощный мировой банковский кластер. Он очень устойчив. Даже если возникнут проблемы у одного из крупных его игроков, ситуацию сбалансируют другие.

— В Сингапуре еще действует мощная система гарантий инвесторам.

— На эту тему тоже можно говорить достаточно долго. Поэтому ограничусь тоже одним, но очень показательным примером. Архитектурный образ города–государства формируется не хаотично, а в строгом соответствии с генпланом. Он незыблем, не допускает таких понятий, как уплотнение и ему подобные. Если застройщик возводит на участке возле парка комплекс зданий, то инвестор уверен, что на месте этого парка не появится новый небоскреб. То есть покупает не только участок земли, но и, условно говоря, вид из окна. И при этом абсолютно уверен, что это навсегда. Такая же уверенность у него в любом другом вопросе.

— Если примерять на себя сингапурский опыт, очевидно, это потребует немалой законотворческой работы.

— Да, это может затронуть огромный пласт законодательства. В самых разных сферах: от образования до подходов к градостроительству. Нельзя что–то в одной области сделать, рассматривая ее вне связи с другими. Но стоит выделить вот что. Законодательство, по большому счету, для страны ничего не стоит. За него не надо платить. По сути, речь идет о некотором наборе "бумаг", нормы которых государственные институты при их эффективном функционировании должны соблюдать. Не имея ресурсов, Сингапур сумел создать эффективное законодательство, а затем государство только следило за его исполнением. Но только ли этого оказалось достаточно для бурного прогресса? Я так не думаю.

Надо понимать, что, помимо хороших законов, нужно приложить изрядное количество усилий, чтобы найти партнеров, которые придут по ним работать. Для того чтобы британские самолеты приземлялись в Сингапуре по пути в Австралию и обратно, лично премьер–министр раз пять летал на переговоры в Лондон. А уже за ними потянулись другие крупнейшие в мире авиаперевозчики. О чем это говорит? Надо не только создавать благоприятные условия, но и активно, настойчиво их пропагандировать.

Возьмем Парк высоких технологий. Для его создания была разработана прекрасная законодательная база. Но этого было еще недостаточно. Результата не было бы без усилий немалого количества людей. У нас была ситуация, в чем–то схожая с сингапурским аэропортом. Мы очень долго ходили, доказывали свои конкурентные преимущества до тех пор, пока не привлекли в Парк первых резидентов. Где–то полтора года ушло, прежде чем мы убедили сначала одну французскую, потом финскую компанию прийти к нам в Парк. Может, сегодня они и не играют в нем существенной роли, но за ними пришли другие.

— Сам собой напрашивается вопрос: не вызовут ли подобные преобразования ревнивого отношения со стороны партнеров по Таможенному союзу?

— Эти формы интеграции не требуют абсолютной идентичности законодательств. У нас и сегодня ряд налоговых норм в России, Беларуси, Казахстане отличается. Даже в более продвинутом союзе — Европейском — ситуация аналогичная. Союз предполагает одинаковую политику при ввозе товаров. Наличие определенных стандартов в области фитосанитарных, экологических и ряда других норм — так называемого нетарифного регулирования. В остальном для национальных законодательств ограничений нет. У нас есть ПВТ, в России — Сколково, в Казахстане — Алатау Сити. Каждый имеет свое регулирование, мы существуем в разных экономических режимах, и это никоим образом не входит в противоречия с концепцией евразийской интеграции.

— Визиты Президента я бы образно сравнил с проходом ледокола, который открывает путь кораблям, выполняющим коммерческие рейсы. То есть должно последовать деловое наполнение внешнеполитического вектора. Есть ли, на ваш взгляд, воля, решимость и, главное, умение развивать успех на рабочем уровне?

— Хороший вопрос. Его стоило бы, конечно, адресовать каждой структуре, ответственной за те или иные направления. Я отвечаю за Парк высоких технологий и могу заверить, что у нас есть и желание, и умение, и воля. За банковский сектор, сферу финансовых услуг, авиаперевозок, развитие инфраструктуры должны отвечать другие люди. Как они видят развитие этих сфер. По "электронному правительству" — аналогично. Необходимо однозначное понимание, что и когда мы можем ввести. Скажем, электронная виза. Нужна она нам или нет, или будем по–прежнему ставить печати в паспорта. Одно можно сказать точно: при разработке любой программы модернизации нужны комплексный подход и тесное межведомственное взаимодействие.

— К слову, об "электронном правительстве". При столь кардинальном упрощении административных процедур многие должности в аппарате могут оказаться лишними. Сингапуру в этом смысле было легче. Он возводил систему практически с нуля. Нам же придется ее менять. Не столкнемся ли с противодействием самой системы? Ведь инстинкт самосохранения весьма силен.

— Логичное суждение. Я приводил пример с визами. Это организационная сторона вопроса. А есть еще внешняя. Условно говоря, чтобы пограничник не смотрел исподлобья на каждого приезжего, а был доброжелателен. Вот вы из Сингапура вылетали, вас пограничники угощали конфетами. А у нас иной раз смотрят так, будто ты что–то украл. С таможней зачастую дело обстоит схожим образом. То есть, кроме всего прочего, нам во многом нужно еще менять и отношение к делу, перестраивать мышление. А это гораздо более сложная задача.

Хотя, конечно, введение "электронного правительства" — это серьезная административная реформа. Она высвободит немалое число служащих. Тех, кто ставит штампы в паспорта, помогает заполнять бумаги, формирует и контролирует очереди...

— Но это первый уровень. А есть и более высокий. Тот, на котором принимаются решения. О лицензировании, предоставлении земельных участков, разрешений на строительство и т.д. Вот где противодействие может быть наиболее сильным.

— Если будет принято принципиальное решение, надо двигаться до конца. Самое эффективное, с моей точки зрения, государство — то, где бизнес и госструктуры напрямую вообще не соприкасаются. Тогда исчезают фактор личностный, симпатии–антипатии людей. То есть бизнес–процесс избавляется от целого ряда рисков субъективного характера. Ну и, разумеется, мотивы для коррупционных проявлений сводятся практически на нет. Еще пример. В Сингапуре, если ты в течение определенного времени не получаешь аргументированный ответ на запрос, скажем, о лицензии, автоматически считается, что она тебе выдана. То есть недоработка чиновника трактуется в пользу заявителя. В итоге никакой волокиты. К этому нужно стремиться. Как видно, общество только выигрывает.

— И возвращаясь к прикладному эффекту от прошедших государственных визитов. Какую пользу извлекли вы, работая в составе делегации?

— В ПВТ мы сейчас разрабатываем концепцию дальнейшего развития территории. В Сингапуре я провел переговоры с представителем известной компании "Ренессанс Инвестмент", которая специализируется на подобных комплексных проектах. Наши планы вызвали интерес. После утверждения концепции мы пригласим их специалистов и обсудим варианты сотрудничества. Кроме того, эта компания еще и инвестиционная. Она может привлечь инвесторов на такие элементы, как отель, торговый центр, кинотеатр и им подобные.

Еще один перспективный проект — разработка программного обеспечения для системы информатизации сингапурского филиала одного из крупных мировых банков. Речь идет о выполнении этого заказа одним из резидентов ПВТ. Если опыт будет успешным, уверен, последуют и другие заказы на подобные работы от крупных мировых банков, получивших прописку в Сингапуре.

Ну а если смотреть дальше, мы готовы в любой момент подключиться к проекту создания в Беларуси "электронного правительства". Но для этого должен созреть заказчик. А опыт в этом деле мы имеем немалый в разных странах мира. Некоторые сегменты делали и для Сингапура, Казахстана, Великобритании, США. Но еще раз подчеркну, что наше участие возможно в основном на уровне разработки программного обеспечения. А что касается электронного взаимодействия различных органов власти между собой, а также с гражданами и бизнесом — это уже задача иного порядка.

 

Автор: Дмитрий Крят

Источник: Советская Белоруссия


 

Tagged under
  • ,

Leave a comment

Миссия

Продвигать аналитику для информирования и выработки доказательной политики, адвокатировать развитие частного сектора.

Портал ЭКОНОМИКА.BY

О портале

For using special positions

http://ekonomika.by

For customize module in special position

http://ekonomika.by

Template Settings

Color

For each color, the params below will give default values
Blue Green Red Radian
Select menu
Google Font
Body Font-size
Body Font-family