wrapper

Новости - слайдер на главной


Lemeshevski_646.jpgПосле завершения 19 ноября с. г. работы миссии МВФ, возглавляемой П. Долманом, и при отсутствии Cоглашения о предоставлении Беларуси кредита в рамках «Механизма расширенного финансирования», Глава государства весьма неожиданно проводит совещание с высшим руководством страны.

 

Публично под телевизионные камеры засвечиваются многие позиции переговорного процесса с МВФ.

В чем необходимость такой «заочной дискуссии», тем более с такой авторитетной международной организацией?

Во-первых, наличие у той или иной страны переговорного процесса с МВФ всегда позитивно оценивается мировым сообществом. Такие контакты есть позитивный сигнал для потенциальных инвесторов, есть и фактор поддержки имиджа страны. Для Беларуси важно быть узнаваемой на мировой арене, иметь приличный кредитный рейтинг.

Во-вторых, нужно учитывать нынешние фазы политического и экономического цикла. Избиратели ожидают улучшения жизненной ситуации. В то же время обрисовались нарастающие негативные тенденции, прежде всего внутренние вызовы. Так, выделим ускорение девальвации белорусского рубля, рост цен потребительского рынка. Добавим в этот список – ожидаемое повышение тарифов ЖКХ, радикальные изменения в банковской депозитной политике, наконец, снижение реальной заработной платы и т. п. На лицо кризис финансирования «социально-ориентированной экономики», который следует разрешать.

В-третьих, в случае принятия руководством Беларуси условий предоставления очередного кредита МВФ, вполне ожидаемо и то, что уровень жизни еще более снизится. В то же время это будет официальный отказ от многих ценностей белорусской модели.

Поэтому, в полном соответствии с теорией «легитимации конфликта», важно было продемонстрировать публике, что в коридорах власти все остается под контролем.

Визит миссии МВФ и соответствующие переговоры непроизвольно усилили в бизнес-среде ожидания прихода на белорусскую землю глубоких структурных реформ. И логика таких ожиданий вроде бы понятна.

Надо сказать, что такие ожидания затронули не только бизнес-среду. В определенный период подобные настроения вполне могут иметь место. Но в данной ситуации, по моему мнению, они не совсем обоснованы.

В исходном пункте наших рассуждений нужно учитывать системную миссию МВФ. Данная международная организация не склонна устраивать порку правительству той или иной страны, она же не разрабатывает программы реформирования национальных экономик. Но по Уставу авторитетный институт ООН призван отслеживать состояние кредитных обязательств, минимизировать в международных расчетах неплатежи.

Поэтому МВФ анализирует платежеспособность государств, определяет состояние их платежных балансов. В целом МВФ стремится не допустить разрыва цепочки международных платежей, наращивания проблемных долгов («кризиса долгов»), отчасти и сбоев в репатриации иностранным капиталом прибыли. Повышение конкурентоспособности национальной экономики, обеспечение прогрессивных структурных сдвигов, или переход страны к новейшему технологическому укладу – все это не входит в сферу уставных задач МВФ.

Однако МВФ всегда выдвигает определенные требования к правительству страны – заявителю кредита – по совершенствованию системы хозяйствования.

Во все времена любой кредитор заинтересован в своевременном возврате долга на определенных условиях. МВФ не является тому исключением. Обратим внимание и на то, что требования МВФ к любой стране всегда стандартны. Их пакет изменяется, но лишь в зависимости от «программы кредита». Прошлый кредит (2009 г.; 3 млрд. долл. США), с которым Беларусь рассчиталась своевременно, проходил по программе «Стенд-бай». Поэтому и требования МВФ к Беларуси касались в первую очередь изменений в денежно-кредитной сфере, т. е. устойчивости белорусского рубля (рыночный обменный курс, преодоление раздутого квази-бюджетного финансирования, вывод из госбанков плохих кредитов…).

На сей раз требования МВФ имеют несколько иную палитру. Здесь не только либерализация цен, отмена перекрестного субсидирования, взвешенная денежно-кредитная политика, ограничение инфляции, рыночное кредитование, но и приватизация госпредприятий, плюс социальный блок.

Все это вытекает из условий базовой программы «расширенного финансирования». Действительно, на сей раз на первом месте оказалась «реформа тарифов». Почему? Нужно знать «теоретическое кредо» МВФ. Считается, что в условиях рыночной экономики равновесная цена есть четкий критерий эффективности применения ресурсов. Если цены фальсифицированы, значит, экономика страны лишена ориентира для принятия рациональных решений. В условиях необоснованных цен национальная экономика просто слепнет.

В условиях обоснованных цен на ресурсы обеспечивается рациональное поведение хозяйствующих субъектов, ограничивается «внутреннее поглощение». Страна склонна меньше втягивать ресурсов из внешнего мира; появляется возможность больше экспортировать и таким способом выравнивать платежный баланс. Можно в отдаленной перспективе ожидать и реформы убыточных госпредприятий, и т. д.

В целом международному кредитору спокойнее, когда страна-должник ограничивает внутреннее поглощение ресурсов, экономит. Поэтому считается, что «ценовые требования» МВФ к стране – это лишь цивилизованные требования.

А выдвижение на сей раз требования миссии МВФ по поводу «приватизации госпредприятий»?

И в этом нет ничего удивительного. На белорусской земле это стандартная тема для международных переговоров – как по восточному, так и по западному вектору.

Снижение убыточного по своей природе госсектора и расширение частного сектора – это идеологический курс МВФ.

Конечно, можно предположить, что для МВФ наличие согласованного перечня приватизируемых предприятий – это некоторое косвенное «залоговое обеспечение» кредита. Поэтому договаривающиеся стороны заранее оговаривают, какие «голубые фишки» в случае опасности невозврата международного кредита могут быть проданы правительством страны.

Тем самым определяется готовность правительства обслуживать свои валютные обязательства, за счет распродажи национального богатства. Но МВФ не станет искать стратегического инвестора для скупки «местного металлолома», или помогать интегрировать то или иное белорусское предприятие в структуру приглянувшегося нам ТНК.

Можно ли ожидать, что реализация требований МВФ по сокращению квази-бюджетного финансирования посредством банковского сектора и т. п. ускорит в Беларуси запуск механизма банкротства госпредприятий, т. е. своеобразную расчистку экономического пространства?

В белорусских условиях ожидания такого рода явно завышены. Если госпредприятия массово банкротить, то в тюрьмах для «красных директоров» может не хватить посадочных мест.

Но изменения в экономическую политику, именно под давлением МВФ, все же придется вносить. И они уже вносятся. Удивительно, но показатель инфляции вновь стал таргетируемым. Наверное, в Беларуси, которая хронически лидирует по инфляции и девальвации, уступая лишь 2-3 африканским странам, вскоре назначат и ответственного за такую разновидность национального позора. В проекте «Основных направлений денежно-кредитной политики» на 2016 год впервые не зафиксированы опережающие темпы кредитной эмиссии, т. е. кредитной поддержки госпредприятий. Другое дело – будут ли такие нормы соблюдаться.

То есть, как бы то ни было, но страна-должник все же незаметно, косвенно, под давлением международного сообщества вступает на путь реформ.

Образно говоря, нас лишь хотят приучить мыть руки перед обедом. Другими словами – наводить элементарный институциональный порядок. Но в целом «реформа тарифов», при всей ее важности, в моем понимании еще не есть структурная реформа. К примеру, в свое время такие «ценовые задачи» были включены, например, в «Программу деятельности правительства» М. Мясниковича на 2011 – 2015 гг. С позиций некого экономического прагматизма. Но на финише уходящей в историю «пятилетки инновационного развития» все такие позиции оказались невыполненными. Смотрим и удивляемся: белорусская экономическая модель вновь оказалась в некой точке возврата…

Вы обратили внимание на то, что, по прошлому кредиту «стенд-бай» белорусское правительство не выполнило многие исходные требования кредитора, но это не сильно огорчило МВФ. А как все будет на сей раз?

Все будет так же, как и в прошлый раз. Если последовательно и вдумчиво проводить в реальную действительность рекомендации МВФ, то это означает брать курс на отказ от ряда фундаментальных условий финансирования белорусской экономической модели. Которые, в целом, устраивают республиканскую бюрократию. Это и объясняет определенные колебания в коридорах власти.

Но время течет, и даже кредиторы международного уровня быстро обучаются. В свое время я был лично знаком со многими экспертами МВФ и Всемирного банка, был в так называемом рабочем контакте и с официальными представителями данных и других авторитетных структур. Заметно, что в такой среде всегда доминирует прагматизм. На первом месте – отсутствие сбоев в обслуживании международного кредита, полный доступ к экономической информации, наличие прямого контакта с должностным лицом. Но обратим внимание на то, что на сей раз предусмотрено выдавать деньги Беларуси траншами, т. е. вводится режим промежуточного контроля.

 

Сложилось впечатление, что белорусское правительство в достаточно высокой степени готово согласиться с требованиями МВФ.

Но почему вопросы изменения внутренних тарифов (ЖКХ), а также приватизация госпредприятий и т. п. публично представляются как требования МВФ?

По первой части вопроса.

Формально правительство согласилось с условиями «механизма расширенного финансирования». Правительство вело переговоры с международными экспертами, долго общалось с ними, имело шанс подучиться, посмотреть на себя со стороны, уточнить реальное положение дел. Худо-бедно, но в случае принятия «дорожной карты кредита» у белорусского правительства открывается возможность реализовать некоторые собственные наработки. К тому же есть надежда, что соблюдение условий «механизма расширенного финансирования» позволит правительству стабилизировать внутреннюю ситуацию, продлить его политический цикл.

В остальном сработала «тактика школьного двоечника». Двоечнику всегда выгодно поговорить с родителями, например, о плохих учителях и физкультуре, нежели о физике или математике, по которым нахватал «банок».

Правительству также комфортнее, порассуждать под телевизионную камеру о требованиях МВФ, их допустимости/недопустимости. Нежели объяснить, почему вопреки всем научным прогнозам и директивным программам сумели с треском провалить «пятилетку», а уходящий 2015 год и вовсе оказался для Беларуси минусовым.

А по второй части вопроса?

Тогда несколько повторюсь: мировой опыт свидетельствует о том, что в краткосрочной перспективе реализация стандартных требований МВФ обычно сопровождается снижением жизненного уровня населения. А кто скажет, где тот плинтус или предел – в нынешних условиях?

Не исключено и то, что на перспективу закладывается некий скрытый алгоритм: в случае чего, все можно списать на МВФ, или на недальновидное правительство А. Кобякова, которое, подобно лещу на Немане, поддалось на бесхитростную прикормку «международного империализма». Но это уже из области фантастики.

В широких кругах обывателей есть опасение того, что кредит МВФ в очередной раз будет «проеден», т. е. не принесет Беларуси пользы.

Польза будет. Ускоренная девальвация снижает жизненный уровень населения. Поэтому нужно срочно стабилизировать курс белорусского рубля. Это особо важно в условиях высокой долларизации белорусской экономики, когда финансовые активы предприятий и организаций, рыночные цены, зарплату предпочитают считать в «зеленых». Кроме того, правительству и банковской системе нужно выполнять напряженные обязательства по валютным долгам – внешним и внутренним. Да и в предстоящем 2016 году торговый баланс страны вряд ли будет привлекательным. И это на фоне мизерных валютных резервов.

Но следует напомнить – чужие деньги берешь на время, а отдавать приходится своими и навсегда. Кредит МВФ – это плата за допущенную бесхозяйственность, за сырьевой экспорт, за провальные инвестиционные проекты в промышленности. Европейская Беларусь должна быть самодостаточной страной.

 

Источник: ЭКОНОМИКА.BY

Leave a comment

Миссия

Продвигать аналитику для информирования и выработки доказательной политики, адвокатировать развитие частного сектора.

Портал ЭКОНОМИКА.BY

О портале

For using special positions

http://ekonomika.by

For customize module in special position

http://ekonomika.by

Template Settings

Color

For each color, the params below will give default values
Blue Green Red Radian
Select menu
Google Font
Body Font-size
Body Font-family