wrapper

Новости - слайдер на главной


Lemeshevski_646.jpgПосле принятия Декрета №7 от 11.11.2015 г. прошло достаточно времени, но ревизия, затеянная денежными властями Беларуси относительно банковских вкладов, остается весьма обсуждаемой темой.

 

Тема актуальна, потому что непосредственно затрагивает процесс сбережения в секторе домашних хозяйств, макроэкономический «механизм нивелировки потребления между настоящим и будущим». Причем в стране, где «богатое население» не является доминирующим признаком. Поэтому, согласен: важно определить, какие модели поведения вкладчиков могут обнаружиться в ближайшей перспективе.

Для начала, чтобы было понятно, предельно кратко о содержании предпринятых изменений в депозитной политике. Выделим две позиции упомянутого Декрета.

Первое, введено налогообложение процентных доходов физических лиц по рублевым и валютным банковским депозитам, со сроком размещения соответственно до 1-го года и до 2-х лет. Причем впервые, вопреки былой практике, включая и советский период.

Второе, разграничены два типа срочных депозитов физических лиц – отзывные и безотзывные. Стимулирование долгосрочных сбережений (или безотзывных депозитов) предусмотрено за счет более высокой процентной ставки по сравнению с доходностью отзывных депозитов. При этом отзывные депозиты имеют право на жизнь, но оформляются только с согласия коммерческого банка.

 

Сохраняется элементарный вопрос – в каких целях предприняты данные изменения и каковы их макроэкономические последствия?

В одном из своих разъяснений Национальный банк уточнил, что Минфин и бюджет здесь не при чем. Т. е. фишка изменений не в налогах, и не в стремлении заполучить в интересах бюджета дополнительные поборы по процентным доходам. Я охотно верю, хотя без согласования с Минфином здесь не могли обойтись. Как не крути, но интересы Минфина не пострадали.

Но если Национальный банк предлагает анализировать только его действия, то далее так и поступим. Прежде всего, для проведения денежно-кредитной политики вдруг оказалось недостаточно Банковского кодекса. По сути дела, монетарные инструменты регулирования денежной сферы пришлось дополнить инструментами налоговой политики, трансформируя посредством Декрета поле банковского права.

Но почему налоги на доходы с депозитов введены по инициативе самих денежных властей?

Рискну выделить две причины. Известно, что равновесная процентная ставка «рынка депозитов» имеет особое значение. Таким инструментом задается минимальная норма рентабельности инвестиционных проектов, т. е. некий критерий эффективности авансированного капитала. При низкой эффективности реального сектора экономики особо не разгонишься: быстро обнаруживается предел повышения процентных ставок по операциям банков, связанных с привлечением денежных ресурсов. Т. е. при проведении стимулирующей процентной политики по пассивным операциям банков всегда существует некий объективный предел.

Поэтому в белорусских условиях и сделали ставку на «налоговые вычеты» – как инструмент стимулирования вкладчиков, рассчитывая таким методов быстро подправить ресурсную базу коммерческих банков, за счет вполне понятного желания «собственников денежных сбережений» избежать налогообложения.

Вторая причина фискальной атаки: не исключаю, что на архитекторов «социального государства» дезориентирующее впечатление могли произвести циркулирующие утверждения о якобы имеющемся засилии денежных спекулянтов.

 

В разъяснениях чиновников Нацбанка как то прозвучала «мысль» о том, что налогообложение вкладов физлиц широко используется в странах Западной Европы, а доходы от депозитов по своей сути ничем не отличаются от других доходов, которые получает население. Так что мы вроде бы лишь подстраиваемся под Европу…

Обратим внимание на то, что в таких странах национальный уровень зарплаты в 5 – 10 раз выше белорусского. Но почему то никому в голову не приходит дерзкая мысль, взять и повысить в Беларуси, зарплату до европейского уровня, тем более что цены на потребительском рынке выше европейских почти по всем основным позициям.

Вернемся к теме разговора. В западной «экономике благосостояния» принято всячески подавлять склонности богатого населения к сбережениям, стимулируя таким способом потребительский спрос. В наших условиях процентный доход есть стимул для денежных сбережений населения, необходимых для последующего инвестирования в белорусскую экономику. К тому же нет оснований приравнивать величину ставки налога на процентные доходы по депозитам («доход по капиталу») к подоходному налогу («доход по труду»). Даже самый ленивый первокурсник знает: такие пофакторные доходы имеют разную экономическую природу.

 

Каковы негативные последствия налогообложения процентных доходов с депозитов физических лиц можно прогнозировать, например, для банковского дела, или для сектора домашних хозяйств?

 

Скорее всего, большинство «краткосрочных» вкладчиков как жило, так и будет жить, смирно уплачивая «налог на бережливость». Тем более, что в условиях кризиса семейных бюджетов и нарастающих проблем с занятостью крайне неосторожно отказываться от краткосрочных депозитов, т. е. от «денег под рукой».

Нужно учесть и то, что даже в стандартных условиях население всегда нуждается в краткосрочных банковский депозитах. Вот пример. Чтобы в августе иметь возможность заплатить за учебу студента, семья обычно с марта-апреля активизирует целевые денежные накопления. Теперь же родителям студента, когда те в виде краткосрочного банковского депозита примутся откладывать деньги на такое благородное дело, урезая потребление, придется дополнительно платить подоходный налог. Это касается и сезонных сбережений, предназначенных, например, для закупки строительных материалов в целях дачного или жилищного строительства.

 

Поэтому вполне ожидаемо произойдет долларизация таких сезонных накоплений?

Не исключено. Прежде всего возрастут текущие долларовые сбережения населения вне банковского сектора. Зачем бегать по банкам, терять свободное время, стирать ботинки и платить налог за бережливость?

 

А чисто экономические последствия?

Скорее всего, возрастут безотзывные депозиты. Население все же примет на себя дополнительный финансовый риск.

В пределах отзывных депозитов, под воздействием обсуждаемых налоговых вычет, у коммерческих банков снизятся темпы прироста «привлеченных ресурсов». На рынке «денежных средств» возрастет межбанковская конкуренция. Это уже отслеживается по банковской рекламе новых сберегательных продуктов.

При нарастании проблем с банковской ликвидностью неизбежен подъем процентных ставок. Тем самым самому банку придется скрыто компенсировать появившиеся налоги. В итоге возрастет стоимость привлекаемых ресурсов, кредиты станут дороже. При определении поведения вкладчиков и выработке депозитной политики своеобразным эпицентром интересов выступит соблюдение «положительной процентной ставки».

«Положительную процентную ставку» сложно будет сохранять в условиях гиперинфляции и хронической девальвации белорусского рубля. Тем более, в условиях жесткого административного регулирования процентных ставок рынка депозитных средств.

Совершенно верно. Весь суверенный период развития белорусская банковская система мучительно, в том числе и под воздействием МВФ, приучала себя к необходимости гарантировать вкладчику положительную процентную ставку. А теперь? Кто возьмется гарантировать своевременный пересмотр процентных ставок по долгосрочным безотзывным депозитам, когда права вкладчика минимизированы? Запоздалость не признак честности.

Теперь возьмем отзывные депозиты. Почему выше мы смело прогнозировали возрастание процентной ставки по привлекаемым ресурсам под воздействием налогообложения процентных доходов физлиц?

Предположим, Нацбанк установил ставку по рублевому краткосрочному депозиту в 20% годовых, а инфляция – на уровне 17%. Тогда положительная процентная ставка составит лишь 3%. Но с учетом введенного Декретом № 7 налога (13% от 20 единиц процентного дохода) реальная процентная ставка составит лишь 0,4%: т. е. 3 % минус 2,6%.

Отсутствие экономического стимула к сбережениям обусловит снижение денежного предложения. Сдвиг линии предложения денежных ресурсов «на запад» автоматически вызовет рост рыночной процентной ставки. Если же процентные ставки будут административно заморожены, тогда их положительное значение никто не гарантирует. Опять же для населения запасной вариант управления наличностью – это долларизация сбережений. В условиях типичной для белорусского рубля годовой девальвации в 40 – 60% рублевая доходность долларовых сбережений населения «под подушкой» окажется заметно выше.

 

В начале разговора прозвучала мысль о том, что налог на процентные доходы населения не есть главный лейтмотив обсуждаемых изменений. Тогда в чем состоит, на Ваш взгляд, стратегическая составляющая предпринятого денежно-кредитного маневра?

Обратимся к банковской статистике. На 1.10. 2015 г. в структуре привлеченных и заемных средств депозиты (вклады) населения составили примерно 50%. При этом в привлеченных ресурсах (клиенты банков, без учета институциональных держателей) на денежные сбережения населения пришлось примерно 2/3 данной ресурсной базы.

В депозитах в иностранной валюте на валютные депозиты населения (8,3 млрд. долларов США) пришлось 69,6%, а в структуре денежных сбережениях населения валютный компонент определяется примерно в 75%. Это свидетельствует о том, что национальная банковская система существенно зависит от склонностей и предпочтений сектора домашних хозяйств.

Но у данной ситуации есть еще одна важная сторона. Так, по некоторым оценкам, основная масса рублевых и долларовых депозитов населения имеет соответственно срок размещения в 3 –6, 6 – 12 месяцев. Сложился деструктивный разрыв между краткосрочными депозитами населения и долгосрочным кредитным портфелем коммерческих банков.

Впрочем, белорусские банки к такому временному разрыву привыкли, но при нарастании финансовой нестабильности риск «набега вкладчиков» увеличивается. Поэтому денежную власть должна беспокоить высокая зависимость ресурсной базы национальной банковской системы от денежных накоплений населения – и по их удельному весу, и по валютной структуре, и по срокам размещения. На текущий момент, в условиях минимальных валютных резервов, высокой задолженности банковского сектора перед заграницей в центре внимания все же оказываются валютные обязательства коммерческих банков перед населением.

 

На одном из последних совещаний Нацбанк заявил о своей готовности поддержать банки денежной ликвидностью, в случае экстренного оттока вкладов населения.

В любой стране Центробанк обязан выполнять функцию «кредитора последней инстанции». С поддержкой белорусских банков по рублевой ликвидности проблем не будет. Но это нельзя утверждать в отношении валютной позиции. Тем более, что сам Нацбанк задолжал банкам второго уровня (на 1.10.2015) примерно 2,6 млрд. долларов США (чистые внутренние обязательства в валюте).

Не кажется ли Вам, что безотзывной валютный депозит свыше 2-х лет, с минимальной ставкой, которую вряд ли станут повышать, лишенный при этом страхования, все более превращается в разновидность знаменитого «сталинского займа»?

Мы где то на полпути от такого состояния.

Литература:

  1. 1.Банковский кодекс Республики Беларусь. – Минск, 2012.
  2. 2.Лемешевский И. М. Деньги. Кредит. Банки. Общая теория и современная практика. Курс лекций для студентов-экономистов. – Минск, ФУАинформ, 2015. – 736 с.

 

Источник: Экономика.by

 

 

Leave a comment

Миссия

Продвигать аналитику для информирования и выработки доказательной политики, адвокатировать развитие частного сектора.

Портал ЭКОНОМИКА.BY

О портале

For using special positions

http://ekonomika.by

For customize module in special position

http://ekonomika.by

Template Settings

Color

For each color, the params below will give default values
Blue Green Red Radian
Select menu
Google Font
Body Font-size
Body Font-family